Литература

Adabiyot

Глава VII. Современная религия

К концу нашего пребывания на горе Кармель нам была предоставлена возможность встретиться с архитектором Фариборзом Сахба. Если церквей - в общепринятом смысле этого слова - у веры бахаи нет, все же по всему свету возведено семь храмов веры. В Африке - в Кампале (Уганда), в Австралии - в Сиднее, в Северной Америке - в Уилмете близ Чикаго, в Латинской Америке - в Панаме, в Океании - в Апиа (о. Самоа), в Европе - во Франкфурте и в Индии - в Нью-Дели. Несомненно, к ним прибавятся и другие.
    Фариборз Сахба, сам бахаи, в 1985 году закончил строительство храма в Нью-Дели. Ему удалось, используя самые последние достижения современного строительного искусства, создать изумительное сооружение в виде лотоса с изогнутыми лепестками, о котором упоминают все самые значительные журналы по архитектуре.
    "Мне не навязывали ни стиля, ни материалов, - рассказал он. - Нужно было создать просторное помещение, в котором можно было бы молиться, читать священные книги, а не слушать проповеди священников. И как во всех наших храмах, обязательно должно было быть девять фасадов, девять дверей, а венчать здание должен был купол. Мне же оставалось разработать все остальное".
    Девять фасадов, девять дверей и купол - все это нечто иное, как символы веры бахаи. Девять фасадов выражают открытость веры всем людям, девять дверей - возможность приобщиться к ней, с какой бы стороны вы к ней не подошли. Венчающий все купол призван обозначать единственность Бога, вероисповеданий и рода человеческого.
    Здание Дома Справедливости на горе Кармель всеми своими лестничными маршами, колоннами и куполом символически выражает административный порядок веры бахаи. Марши соответствуют местным духовным собраниям, колонны - национальным. Купол - это сам Дом Справедливости, выполняющий задачи управления и принятия решений. Такая структура, созданная в соответствии с указаниями Бахауллы и доработанная Абдул-Баха, появилась не в один день. Шоги Эффенди Раббани, правнук Бахауллы и внук Абдул-Баха, внес большой вклад в ее разработку. Первый из этих людей был Пророком, Славой Божьей. Второй - "Слугой". Третьему выпало на долю звание "Хранителя" и весьма трудная задача, налагаемая этим званием.
    Шоги Эффенди было двадцать пять лет, и он учился в Англии, в Оксфорде, когда в ноябре 1921 года пришло известие о смерти его деда по материнской линии. В своем завещании Абдул-Баха внес уточнения в организацию административного порядка бахаи и среди прочего предусмотрел создание нового института "Хранительства". Поскольку никого из собственных детей уже не было в живых, он распорядился, чтобы Шоги Эффенди, старший среди его внуков, взял на себя эту обязанность. Здесь следует сделать одно уточнение. Наследование происходило не автоматически, как это бывает в наследовании власти - от старшего к младшему, по прямой линии. И в своем завещании "Слуга" не преминул уточнить это положение.
    "Надлежит Хранителю Дела Господня еще при жизни назначить себе преемника, дабы после его кончины не пошли распри. Назначенный преемник должен выказать отрешение от всего земного, быть чистым по сути своей, проявлять страх Божий и явить доказательства своего умения, мудрости и знаний. Если же первенец Хранителя Дела Господня не явит истинности слов "дитя - сокровенная сущность отца своего", другими словами, если он не унаследует духовного начала от отца своего, а его поведение не будет отвечать славному его происхождению, то надлежит Хранителю Дела Божьего выбрать другую линию, по которой осуществится наследование".
    Бросив все дела, молодой человек добирается до Хайфы. Там его ждет трудное и ответственное дело. Ему надо поддержать сплоченность верующих, уберечь учение Бахауллы и Абдул-Баха от всякого неверного толкования, наладить деятельность всего административного порядка бахаи и, наконец, приложить все силы к распространению веры. Он тотчас же принимается за дело и начинает работать над воплощением схемы административного управления, предписанной Абдул-Баха. Вера бахаи должна опираться на три института: Хранителя Дела Божьего, Десницы Дела Господня и Дома Справедливости - местные, национальные и международные. Задача Хранителя ясна. Институт "Десницы Дела Господня" уже существует, в зачаточном состоянии: еще при жизни Бахаулла назначил четверых надежных, проверенных людей, чтобы они помогали ему воодушевлять верующих и руководить их деятельностью, и дал им такой титул. Но в своем завещании Абдул-Баха предусматривает создание постоянного органа в помощь Хранителю.
    "Хранителю Дела Господня надлежит подобрать и назначить Десниц Дела Господня... Им вменяется в обязанность распространять божественное благоухание веры, наставлять души, поощрять тягу к знаниям, к совершенствованию личностной сущности человека и во все времена, при любых обстоятельствах держаться святости и отстраненности от всего мирского. Своим поведением, своим отношением к людям, своими делами и словами надлежит им являть страх Божий... Десницы Дела Господня, как единый организм, находятся под главенством Хранителя. Он неустанно должен побуждать их делать все возможное для того, чтобы с наибольшим совершенством источали они сладостное благоухание Бога и направляли народы Земли к источнику Божественного разума, что освещает всю вселенную".
    Кроме того, необходимо создать местные, национальные и международные Дома Справедливости. Абдул-Баха дает указание, что, если в какой-то точке земли оказывается не менее девяти бахаи, то им следует создать местное духовное собрание, которое и будет определять линию деятельности в данном населенном пункте во благо веры. А когда будет образовано достаточное количество таких местных собраний, они, в свою очередь, должны выбрать национальное духовное собрание, которое будет координировать деятельность на местах и управлять всей жизнью общины во благо веры на территории той или иной страны. Деятельность национальных духовных собраний координируется и направляется Всемирным домом справедливости. Но каждое местное или национальное собрание играет роль Дома Справедливости на своем уровне.
    Однако то время, когда Шоги Эффенди приступал к исполнению своих обязанностей, не вполне подходило для немедленного ввода демократической системы управления: верующих было еще мало, и они были плохо организованы. А потому он начал действовать поэтапно, сплачивать вокруг себя единомышленников, среди которых окажется очень много североамериканцев, и разрабатывать планы для каждого этапа на определенный срок (пять, шесть и семь лет), причем каждый из них должен был поднимать на новую ступень распространение Дела, административную структуру, работу по социальному развитию, строительство Всемирного Центра и тому подобное. Первым делом Шоги Эффенди создает корпус пионеров.
    Речь шла о добровольцах, мужчинах и женщинах, которые были согласны отправиться туда, куда потребуется, для распространения веры, и которые должны были, приехав на место и найдя средства для обеспечения своей жизни, своим поведением утверждать принципы своей веры, не занимаясь при этом обращением в свою религию, а просто отвечая на возникающие у людей вопросы и, таким образом, содействуя появлению новых верующих, новой общины. Их могли также призвать для укрепления уже существующих малочисленных общин и оказания помощи в выполнении проектов, направленных на распространение влияния веры бахаи или на улучшение жизни всего местного населения без различия расы, вероисповедания, социальной принадлежности и так далее. Так с тех пор и повелось, что бахаи, молодые и старшего возраста, укладывают чемоданы и покидают свой дом, семью, друзей, часто спокойную и обеспеченную жизнь, чтобы поселиться где-нибудь среди очень непохожих на них людей, не испытывая при этом страха перед трудностями и одиночеством, которые их поджидают, или перед опасностями для жизни и здоровья, с которыми им придется столкнуться. Последнее более всего относится к тем, кто решил испытать счастье в правоверных мусульманских странах.
    К своим задачам администратора Шоги Эффенди присовокупил и задачу строителя. По его указанию понемногу скупали участки земли на горе Кармель, начали работы по благоустройству садов в святых местах, о чем он собственноручно составил инструкцию, и по мере того, как поступали средства от общин бахаи со всего света, строился мавзолей с золоченым куполом, вознесшимся над могилами, в которых рядом покоятся прах Баба, доставленный из Ирана, и прах Абдул-Баха. Ему пришлось также заняться восстановлением домов в Акке и Бахджи, в которых жил Бахаулла.
    Поскольку он был Хранителем и прекрасно владел английским - ведь он учился в Оксфорде, а затем в Американском университете в Бейруте - на него была возложена задача перевода творений Бахауллы и Абдул-Баха на английский язык. Работа трудная, тонкая и чрезвычайно ответственная: большая часть текстов, а их несметное число, написаны на персидском языке, языке изощренном, трудном, в котором от смещения ударения меняется смысл слова, а то и предложения, а значит - и понимание текста. Сам текст, часто иносказательный, может открыть дорогу к ошибочному толкованию. Шоги Эффенди, пронизанному духом буквы, предстояло установить английские официальные версии текстов, с которых позже будут делаться переводы на все другие языки и диалекты - их к настоящему времени в общей сложности уже семьсот. Весьма вероятно, что именно использование английского языка в качестве первого шага по переводу Писаний данной религии способствовало ее распространению в Северной Америке, а вот в Европе, и особенно во Франции, она приживалась медленно и с трудом. И наконец, будучи главой общины бахаи, хотя он никогда не старался подчеркнуть свое высокое положение, Шоги Эффенди все время поддерживает переписку с бахаи всего света, обращается с посланиями к общинам и принимает паломников. Среди всех этих дел он еще находит время написать несколько книг, среди которых и работа по истории веры бахаи в первое столетие ее существования: "Бог проходит рядом с нами" (Шоги Эффенди. Бог проходит рядом с нами. Брюссель, 1976.) и "Откровение Бахауллы" (Откровение Бахауллы. Брюссель, 1970.) - комментарий о значении миссии Пророка и мессианства.
    Однако не вся власть сосредоточена в руках одного Хранителя. Ему дано толковать основополагающие тексты, но ему не дано устанавливать законы, позже это будет передано в ведение Всемирного Дома Справедливости. В 1951-1957 годах он создает коллегию Десниц Дела Господня и назначает в нее одного за другим тридцать два человека: доказавших свои достоинства мужчин и женщин, представителей разных национальностей, которые должны были учить вере и развивать ее институты. Завершать же структуру мирового административного порядка должен Всемирный Дом Справедливости в том виде, в каком он был задуман и назначен Бахауллой. Члены этого учреждения должны избираться путем голосования представителей Национальных духовных собраний.
    В начале ноября 1957 года, во время поездки в Лондон для закупки оборудования для архива Всемирного Центра, Шоги Эффенди заболел азиатским гриппом и умер 4-го числа от сердечного приступа в возрасте шестидесяти одного года. Его похоронили в Арнос Гроувз близ Лондона. После него осталась его вдова Рухийе Раббани, но детей у него не было, и он не оставил никаких указаний о будущем преемнике, разве что указание о том, что все дела должны были перейти в ведение Всемирного Дома Справедливости. Можно предположить, что он не нашел среди членов своей семьи того, кто был бы способен стать новым Хранителем.
    В жизни Шоги Эффенди, которая менее богата перипетиями и неожиданными поворотами, менее драматична, чем жизни Бахауллы и Абдул-Баха, мало сенсационного, того, что способствовало бы рождению мифа. Однако именно ему, стороннику умеренной линии в своей религии, удалось предотвратить раскол, который назревал в период анархии, вызванной неверным толкованием Писаний.
    Впрочем, достаточно прочитать кое-что из написанного им, например, приводимый ниже отрывок, датированный 1931 годом, чтобы убедиться: у него действительно, как писал его дед Абдул-Баха, "духовная сущность" и особый аналитический дар, почти пророческий.
    "Десять лет непрерывной смуты, усугубленной тревогой и несказанными последствиями для будущего цивилизации, привели мир вплотную к беде, слишком грозной, чтобы вглядываться в нее вблизи. И действительно, удручающий контраст между проявлениями доверчивого энтузиазма, под влиянием которого полномочные представители отправились в Версаль (речь идет о подписании в 1919 году мирного договора Францией, ее союзниками и Германией. - Примеч. авт. ), и криками очевидного отчаяния, как победителей, так и побежденных, теперь, в час горького разочарования /... /, экономических неурядиц и политического смятения, финансового краха, религиозных волнений и расовой ненависти, еще более обостряющих сверх всякой меры то бремя, от которого стонет разоренный и уставший от войны мир /... / Куда ни обратишь свой взгляд, на любой континент, повсюду, во всех странах, как бы далеко от нас они не находились, в мире бушуют силы, которых нам не понять и с которыми не совладать /... /. Кто может ответить каким еще страданиям, большим, чем те, что человечество претерпело до сих пор, следует подвергнуть его, прежде чем столь высокий замысел (речь идет о единстве рода человеческого. - Примеч. авт. ) сможет восторжествовать /... / Чтобы сплавить, спаять воедино всю эту общность людей современного мира и сделать их неотъемлемыми членами будущего Сообщества всех народов, нужен лишь огонь жестокого испытания, ни с чем не сравнимого по силе. В этом заключена истина, которую будущие события несомненно выкажут со всей ясностью". (Шоги Эффенди. К расцвету человеческого рода. Брюссель, 1969.)
    Смерть Шоги Эффенди привела общину бахаи в смятение. Произойдет ли раскол? Объявится ли новый лидер, который возьмет на себя ту власть, для которой он не был выбран? Ничего подобного не произошло. Перешли к принятию коллегиально выработанных решений. Двадцать семь человек из тридцати двух, называемых "Десницы Дела Господня", которых Хранитель назначил при жизни, объединились вокруг вдовы Шоги Эффенди, вдохновителя и верного стража единства, и в течение шести лет обеспечивали порядок в управлении, завершение намеченных планов и дальнейшее распространение веры. В 1963 году, когда работа пионеров уже принесла свои плоды, существовало немало местных, а следовательно, и национальных общин, которые смогли принять участие в выборах делегатов, образовавших Всемирный Дом Справедливости и ставших коллегиальной законодательной властью. Событие это пришлось на 25 апреля и совпало со столетней годовщиной провозглашения веры бахаи ее Пророком в садах Ризвана. Заботясь о развитии демократических начал, "Десницы Дела Господня" отказались от участия в выборах и попросили их не выдвигать. Административный порядок бахаи стал более зрелым.
    В настоящее время этот порядок представлен в виде именно той пирамиды, которую хотел видеть Пророк и его преемники. На нижней ступени - местные духовные собрания. Если в общине больше девяти членов, она создает свое духовное собрание. Если число членов в общине меньше девяти, она работает под руководством Национального духовного собрания. Ежегодно на съезде, в котором участвуют делегаты от всех местных общин, избираются девять членов Национального духовного собрания, которые, в свою очередь, каждые пять лет избирают на международном съезде девять членов Всемирного Дома Справедливости. Правом быть избранным обладают все совершеннолетние мужчины и женщины независимо от расы, социального положения, возраста, образования. Но зато никто не может вести кампанию в пользу своего избрания или сам выставлять свою кандидатуру. Каждый, имеющий право голоса, после молитвы, медитации и получения информации должен отдать свой голос - в этом участвуют и душа, и разум, - тому, кто, судя по словам его, а главное - по делам, воплощает дух веры и наиболее пригоден для выполнения обязанностей члена духовного собрания.
    Последние выборы Всемирного Дома Справедливости прошли в Хайфе в мае 1988 года. В голосовании участвовало 660 делегатов, представлявших более 700 народов. Нам была предоставлена возможность посмотреть несколько сюжетов из видеофильма, снятого во время этого мероприятия, и на нас действительно произвел большое впечатление вид этих мужчин и женщин, представляющих столь великое множество народов и рас, являющих собой как бы картину вселенского братства; все были радостны и спокойны, некоторые, одетые в традиционные костюмы своих народов, полны величавого достоинства, как, например, делегат из Папуа, которого нам не забыть, до того он был великолепен и трогателен.
    Из избранных тогда девяти членов двое были иранцами, четверо американцами, причем один из них - представитель черной расы, а также англичанин, австралиец и ирландец. Четверо из них выполняют эти обязанности уже в течение двадцати пяти лет, один - двадцати, один - шести, двое избраны в первый раз. Такое соотношение привело нас к следующим выводам:
    1) Преобладание американцев. "Так оно и есть, - ответили нам, - и причина тому та, что американцы сыграли важную роль в развитии нашей религии; но сегодня она уже так широко распространилась, что можно предсказать: на следующих выборах будет более широкое представительство от разных народов, рас и мировых культур, будут представлены и латиноамериканцы, и индусы, и африканцы, и другие".
    2) По приведенным данным - пять членов из девяти обеспечивают деятельность Дома на протяжении двадцати лет, а остальные или умирали, или по собственной воле уходили на отдых, - у нас сложилось впечатление, что все время избираются одни и те же лица, тем более, что делегаты от Национальных собраний не могут знать всех бахаи в мире, которые теоретически могут быть выбраны.
    Так может быть в этом смысле выборы носят менее демократический характер, чем это может показаться на первый взгляд? Мы спросили об этом делегатов. Их ответ: "Мы молимся, мы предаемся медитации и, кроме того, мы хорошо информированы. Связи между общинами довольно устойчивые, и это позволяет нам знать, кто, где и чем занимается, кто отличился особым усердием в своей деятельности, мы имеем представление о личных качествах человека, о ясности его суждений. Мы судим по совести, мы молим Бога вдохновить нас на правильный выбор". Ну что же, ответ есть, но в конце нашего исследования мы вновь вернемся к одному из поднятых здесь вопросов.
    Итак, каждый вид духовного собрания - местное, национальное, международное - имеет свои четко определенные функции.
    Местное собрание осуществляет социальные проекты, разрабатывает планы на уровне своего региона, проводит обряды бракосочетаний, следит за тем, чтобы по возможности соблюдались выходные и праздничные дни по календарю бахаи, организует встречи и собрания по изучению веры, так называемые "встречи у камелька", которые по очереди проводят у себя дома члены общины, а приходят на них и верующие, и неверующие. Наряду с этим местное духовное собрание может организовывать и публичные лекции. Такое собрание действует самостоятельно, но в тесном контакте с другими местными духовными собраниями страны.
    Национальные духовные собрания, а в каждом из них по девять членов, избираемых ежегодно на Национальном съезде, планирует деятельность, которую можно вести в масштабе всей страны: мероприятия, направленные на распространение веры, издание печатных материалов, информационные и образовательные программы или программы развития, контакты с правительственными учреждениями и так далее. Хотя местные духовные собрания и не подчиняются национальным собраниям, они обязаны информировать их о своей деятельности и обращаются к ним за помощью, столкнувшись с трудностями, которые они не в состоянии решить собственными силами.
    И наконец, Всемирный Дом Справедливости, верховный орган всей мировой общины бахаи. Этот орган следит за тем, чтобы Писания всегда исполнялись в соответствии с толкованиями, данными Абдул-Баха и Шоги Эффенди. Только Дом Справедливости обладает правом устанавливать правила по всем тем вопросам, которые Бахаулла явно не предвидел в своей "Книге Законов"( Сокращенный вариант, изданный на французском языке в Брюсселе в 1981. ) и которые возникают в связи с изменением образа жизни и событиями последнего времени. Все обсуждения на заседании Высшего Совета проходят конфиденциально, а принимаемые большинством голосов решения становятся предметом коллективного заявления. И никто не знает, какую точку зрения защищал тот или иной избранник. В ходе нашего исследования нам показалось, что подобная таинственность в конце концов приводит к своего рода автократии в лоне демократии.
    Не выльется ли такая таинственность, скажем, в то, что объявится лидер, который направит деятельность этого органа по пути авторитарности, фундаментализма, чрезмерного консерватизма или чего-то более опасного? Один бахаи, занимающий высокую должность, возразил на это, что подобный уклон возможен и даже случается, если законодательная власть находится в руках двух-трех человек, но сделать такое намного труднее, а то и просто невозможно, когда речь идет о девяти членах Совета.
    Мы продолжали стоять на своем: невозможность знать, кто какую позицию занимает во время обсуждения, ведет к отсутствию информации и не способствует правильному выбору голосующих в момент избрания во Всемирный Дом Справедливости. Он же настаивал, что, в конце концов, гораздо большее значение по сравнению с тем, кто является его членами, имеет само установление этого института, и что сам принцип действия этого органа и число избранных в него являются достаточной гарантией.
    Кстати, следует подчеркнуть, что ни на местном, ни на национальном, ни на международном уровне никто из избранных не располагает какими бы то ни было преимуществами, особой властью или особым личным авторитетом. И он не несет никакой личной ответственности перед теми, кто его избрал. Только духовное собрание, как орган, после обсуждения и принятия решения - единогласно или большинством голосов - призвано осуществлять свою власть, равно как и нести ответственность.
    Наряду со Всемирным Домом Справедливости в Хайфе действуют также Общий секретариат, Административный комитет, который занимается вопросами управления и финансами, Информационное бюро (такие же бюро открыты в Нью-Йорке, Париже, Гонконге и Женеве), Бюро социально-экономического развития, Статистическая служба, а также все те подразделения, которые были описаны в начале данного исследования: центральная библиотека, отдел исследований рукописей бахаи и так далее.
    Наряду с выборными органами существуют структуры, члены которых отбираются и назначаются сверху. Это касается такого важного элемента в структуре администрации, как континентальные корпусы советников. К 1968 году они фактически пришли на смену "Десницам Дела Господня". Сменой названия первый состав Всемирного Дома Справедливости отдал дань уважения Писаниям и тем титулам, которые когда-то были установлены Бахауллой и его преемниками.
    Континентальные советники занимаются работой по всей Земле, у них обширное поле деятельности: межконтинентальная служба во всемирном масштабе, защита и распространение веры, воодушевление и поддержка верующих. Они советуются и сотрудничают с Национальными духовными собраниями, принимают решения о делении континентов на зоны деятельности. Наконец, они назначают корпус помощников, чья роль также очень важна, и направляют их деятельность. Однако советники не имеют права принимать решения или их толковать.
    Помощники действуют в отдельных странах или регионах и постоянно находятся в контакте с местными духовными собраниями. Они действуют в качестве представителей и советников континентальных корпусов. В их задачи входит усиление работы по распространению и защите веры, встречи с членами духовных собраний и верующими и оказание им всяческой помощи. Срок исполнения ими своих обязанностей зависит от потребностей того района, куда их направляют.
    В сущности, они должны, прибыв на место назначения, зарабатывать на жизнь своим трудом. Однако в наиболее неблагоприятных районах они могут содержаться за счет фонда, которым управляет континентальный корпус. В корпусе континентальных советников насчитывается в настоящее время семьдесят два человека, в корпусе помощников - около семисот.
    Наконец, в 1973 году прямо в Хайфе был создан международный учебный центр, руководители которого, назначаемые Домом Справедливости на неопределенный срок, являются штатными сотрудниками и получают жалованье.
    Их задача заключается в том, чтобы координировать, поощрять и осуществлять руководство деятельностью континентальных корпусов, советники же, со своей стороны, должны сообщать им о потребностях и трудностях, касающихся Дела веры на континенте, который находится в их ведении. Центр должен обеспечивать связь между советниками и Всемирным Домом Справедливости, определять, какова потребность в пионерах, странствующих учителях, какие материалы нужны - книги, аудио, видеозаписи и так далее; все это необходимо не только для того, чтобы способствовать количественному росту сторонников веры, но также и для того, чтобы поднять жизнь общин на качественно новый уровень в смысле духовного и общего воспитания.
    Благодаря деятельности советников, их помощников и пионеров, которые способствуют закреплению первых успехов, достигнутых благодаря успешной просветительской работе, вера бахаи, "словно тончайшая сетка, наброшенная на землю", по шутливому выражению Сандры Тодд, охватывает сегодня все пять континентов.
    Всемирный Дом Справедливости старается распространять веру постепенно, реализуя долгосрочные планы. В результате завершения последнего из таких планов, разработанных на 1979-1986 годы, число верующих возросло на 31%: с 603000 до 969000 в Африке (прирост 61%), с 665000 до 857000 в Северной и Южной Америке (прирост 29%), с 2264000 до 2807000 в Азии (прирост 24%), с 70000 до 84000 в Австралии (прирост 20%) и с 19000 до 22000 в Европе (прирост 16%). Приведенные цифры роста, а также географическая распространенность этой религии явно требуют определенного комментария. Почему больше всего верующих в Азии? Почему самый значительный прирост наблюдается в Африке? Почему на американском континенте верующих в сорок раз больше, чем в Европе? На первый вопрос есть свой ответ: Азия более восприимчива к вере, зародившейся в лоне ислама. Кроме того, большая часть азиатских бахаи живет в Индии, и если их там тысячи, так это потому, что с самого рождения у индийцев в жизни больше духовных ценностей, тогда как у европейцев - больше ценностей материальных. Американский континент представляет собой особый случай. У Абдул-Баха, а затем и у Шоги Эффенди были хорошо налаженные связи с Северной Америкой. Абдул-Баха даже считал, что США могли бы стать "колыбелью" административного порядка, разработанного Бахауллой, поскольку речь шла о молодой нации, появившейся в поворотный момент истории человечества.
    "Близится день, - гласит одно из посланий Абдул-Баха, - когда Запад займет место Востока и будет излучать свет божественного назидания".
    Когда Шоги Эффенди занял место Абдул-Баха, среди его ближайших сотрудников оказалось много американцев, и именно в переписке с общинами США и Канады он постепенно разработал порядок деятельности местных и Национальных духовных собраний. Мы сочли примечательным тот факт, что наибольшего распространения и за очень короткое время вера бахаи достигла в развивающихся, а не в богатых странах. Так, например, быстрый рост числа верующих в Америке получен в значительной мере за счет Латинской Америки. У нас также сложилось впечатление - хотя разговоров об этом не велось, и доказательств у нас нет, - что в наименее развитых регионах вера бахаи привлекает преимущественно людей обездоленных, и, наоборот, в странах с высоким жизненным уровнем - людей более образованных, выходцев из относительно состоятельных слоев.
    Причина этих различий лежит не только в области чисто духовной; многое зависит также от воспитательной и общественной деятельности, которую ведут местные и Национальные духовные собрания. Направленность этой деятельности, а также миролюбивая позиция бахаи и неприятие расизма способствовали тому, что община бахаи была принята в 1970 году в Совет по экономическому и социальному развитию ООН в качестве неправительственной организации с правом совещательного голоса, а в ноябре 1987 года - в состав организации "Сохранение природы и религия" Международного фонда за сохранение природы.
    Здесь следует остановиться на той роли, которую играют местные духовные собрания, а их в настоящее время насчитывается около тридцати тысяч и рассеяны они более чем по ста шестидесяти странам, сто сорок восемь из которых имеют Национальные духовные собрания. Конечно, они находятся в разных условиях. В некоторых странах Африки, Азии, Южной Америки, на затерянных островах Тихого или Индийского океанов, в наиболее неблагоприятных, чуть ли не всеми забытых районах, до которых еще не дошли руки центральных властей той или иной страны, местные духовные собрания бахаи часто являются единственной формой организации общества. Часто случается так, что они берут на себя задачи обучения детей в школах, ликвидации неграмотности среди взрослых, создания учреждений здравоохранения, они изучают духовные запросы и материальные потребности всего населения того или иного района и, разработав серию проектов социального развития, сразу же приступают к их осуществлению.
    "Важно, - подчеркивает Холли Вик, молодая американка, координатор Бюро социально-экономического развития, - понять дух нашей деятельности. Речь ни в коем случае не идет об оказании помощи. Когда где-то появляется зародыш общины бахаи, ее деятельность начинается с самых основ: образования и духовного воспитания. Человек необразованный, брошенный цивилизацией на произвол судьбы, став бахаи и осознав, что он равен любому другому человеку на Земле, начинает чувствовать уважение к самому себе. А вера в свои способности позволяет ему все время развивать их и чего-то достигать. Вы мне возразите, что когда не получаешь нужного количества калорий в день, то невозможно думать о чем-то другом, кроме того, как выжить. Конечно, недоедание - такая беда общества, с которой надо бороться, но это не препятствие для развития сознания, если, конечно, уже посеяно семя. Материальный прогресс, когда он является следствием духовного развития, наиболее надежен и плодотворен. Для борьбы с голодом мало только собирать деньги. Важно, чтобы у людей возникло желание и возможность покончить с ним собственными силами, и я могу привести многочисленные примеры успехов в такого рода деятельности, особенно в Латинской Америке. Наше Бюро социально-экономического развития никогда не решает само, что у такой-то общины такие-то потребности, которые нам нужно удовлетворить. Люди, которых это касается, сами на местах должны их оценить, разработать план действий и, по мере возможности, найти средства для его выполнения. Им также решать, нуждаются ли они в помощи, и если нуждаются, то они могут за ней обратиться. Тогда мы делаем все, чтобы им помочь, а если речь идет о каком-то оборудовании, которое должно послужить всем, а не только бахаи, мы непременно обращаемся с призывом к неправительственным организациям, частным лицам с просьбой о сборе средств.
     Могу привести несколько примеров. В Гондурасе для отдаленного района с индейским населением, где жили две семьи иранских пионеров в почти первобытных условиях - чуть ли не на деревьях, был разработан проект строительства больницы, для которой нужна была солнечная энергоустановка. Мы бросили клич. Установку нам предоставили бахаи из Миннесоты, а американские военные взялись доставить ее самолетом и сбросили на парашюте. На острове Танна в Тихом океане были трудности со снабжением питьевой водой: был источник, но нужно было построить систему водоснабжения. Деньги поступали из Австралии, Канады, Новой Зеландии, был разработан проект и, в конце концов, правительство острова построило систему водоснабжения.
    В другом регионе одной из наших общин пришлось столкнуться с эпидемией менингита. Мы направили сигнал тревоги в ВОЗ, и по телексу этой организации из Франции через Нью-Дели в район эпидемии была направлена вакцина. Возьмите, к примеру, Африку. В Заире мы создали более ста образовательных центров. Бахаи, руководители этих центров, вызвались преподавать в них на общественных началах. Перед ними стоит задача дать образование детям, а также - и это составляет примерно четверть их программы - бороться с неграмотностью среди взрослых. Деньгами они помочь не могут, но каждый вносит свой вклад в это дело работой.
    Часто случается так, что правительства обращаются с просьбой наладить работу школ. Все, построенное бахаи, становится общественной собственностью. Часто бахаи лишь начинают, а остальные следуют их примеру. Так, опять же в Заире, более пятидесяти человек осуществляют программу модернизации сельскохозяйственного производства: наряду со школьным образованием люди получают знания в области сельского хозяйства, а этому придается важное значение в планах наших общин в развивающихся странах. Другой пример - в одной местности решили перестроить государственную больницу. Община бахаи содействовала разработке проекта, а потом к делу присоединились другие люди, не бахаи.
    На островах Фиджи мы построили несколько начальных школ. В Индии, где у людей врожденное чувство прекрасного, наши усилия направлены на обучение традиционным ремеслам, причем и сами люди, занимающиеся художественными промыслами, и правительства просят нас все время расширять наши программы. На Филиппинах, до прихода к власти Корасон Акино, трудно было получить образование, можно сказать, для большинства детей оно было недоступно. Были созданы местные духовные собрания, которые составили программу по созданию школы и приступили к ее выполнению. Национальное духовное собрание направило своих учителей. Немало детей получили такие хорошие знания, что смогли поступить в другие школы, и там они показали такие высокие результаты на экзаменах, что весть об этом дошла до ООН, и они прислали своих наблюдателей.
    Но мы неизменно подчеркиваем, что речь не идет о том, чтобы под эгидой единой веры и при типовой организации повсюду развивать единообразные культуры. Каждая этническая группа должна сохранить особенности своей культуры, свои корни. Могу привести вам еще один пример. В Перу есть довольно крупная община бахаи, которую составляют индейцы-кечуа, численностью около семисот человек. Они полностью сохранили свои традиции, свой образ общественной жизни, который, впрочем, во многом схож с моделью, присущей нашей религии.
    Старейшины общины сами призвали людей определить и сформулировать самые насущные потребности, разработать планы, направленные на их удовлетворение.
    Рассказывая нам о широком круге проектов, реализованных и реализуемых в странах "третьего мира", Холли Вик демонстрировала видеофильмы, показывала фотографии. Курсы по ликвидации неграмотности в Зимбабве; кампания вакцинации детей на Гаити; в Индии ученики школы несут саженцы для восстановления леса вокруг своей деревни; скважина с питьевой водой в нищей деревушке: курсы гигиены для женщин в сельской местности; начальная школа в Свазиленде; в Заире бахаи вместе с не бахаи работают на строительстве центра веры. На Фиджи - детский сад. На Филиппинах - центр медицинского обслуживания. В Панаме - передвижная школа в автобусе.
    А вот другой пример: в Эквадоре, Панаме, Перу созданы радиостанции, которые передают не только последние известия и образовательные программы, но и народную музыку этих регионов. "Наши общины создали в Южной Америке семь радиостанций, - уточняет Холли Вик. - Радиостанцией в Панаме полностью руководят индейцы гуайми, которые таким образом могут развивать свою собственную культуру. Эти радиостанции организуют также музыкальные фестивали, которые оказывают большое воздействие на развитие культуры".
    Такая помощь бахаи развивающимся странам может в наши дни показаться кое-кому довольно заурядной. Сейчас повсюду раздаются голоса против оказания помощи в виде милостыни, призывы действовать согласно мудрой китайской пословице: "Дашь человеку рыбину - накормишь его раз. А научишь его ловить рыбу, он сумеет сам прокормить себя всю жизнь". Бахаи тем и отличаются, что уже издавна поступают именно так. Даже когда это касается музыки. Может, музыка как раз и есть один из тех путей, что ведут ко всеобщей гармонии?
    В последние два-три года на Западе как раз могло возникнуть такое мнение после многочисленных выступлений певцов и музыкантов из разных стран в пользу таких организаций, как "Международная помощь" и "Международная амнистия". И здесь бахаи были впереди других, и это направление было внесено в семилетний план деятельности всемирной общины бахаи, выполнение которого началось в 1979 году. А в 1986 году был составлен доклад о выполнении этого плана; в нем, в частности, говорится:
    "Музыка всегда была уникальным средством сближения людей. Во время выполнения семилетнего плана музыка все чаще служила делу укрепления общин бахаи. Количество музыкальных записей, предлагаемых организациями бахаи, возрастало год от года. Музыканты со всего мира собрались на первую международную конференцию по музыке, которая состоялась в феврале 1985 года в Коста-Рике и на которой были рассмотрены и обсуждены вопросы использования музыки в деле распространения веры. Национальное собрание Филиппин считает, что повышение профессионального уровня и
рост популярности ежегодного музыкального праздника бахаи является одним из наиболее ярких слагаемых успешного выполнения на Филиппинах семилетнего плана. В Малайзии молодежные группы работают над созданием песен и переложением на музыку молитв на разных языках, которые они используют в своих передвижных школах.
    Музыкальные фестивали, проводимые радиостанциями бахаи в Южной Америке, дали импульс развитию культур коренных народов. Фестиваль культуры, проведенный радиостанцией бахаи в Эквадоре, стал важнейшим событием культурной жизни в регионе, и его популярность так возросла, что возникла необходимость проведения шести предварительных конкурсов, чтобы охватить всех желающих участвовать".
    Результаты деятельности бахаи в западных странах менее впечатляющи, здесь приходится иметь дело с совсем иными проблемами. "Общины Европы и Северной Америки, - говорит Холли Вик, - должны осознать, каковы их потребности, в чем суть их проблем. Эти проблемы не похожи по своей сути на проблемы общин развивающихся стран, однако это не значит, что их меньше. Наркомания, загрязнение и упадок окружающей среды, социальное неравенство, расизм и многое другое".
    В настоящее время общины бахаи заняты осуществлением 1482 проектов социально-экономического развития во всем мире.
    Образование занимает среди них основное место, но есть и проекты по использованию местных ресурсов - лесных и сельскохозяйственных, по созданию служб здравоохранения и социального обеспечения, строительству радиостанций и так далее.
    Хорошим примером деятельности общин бахаи в странах Запада, где они, как подчеркнула Холли Вик, должны определиться со своими собственными проблемами, может служить практическая деятельность французской общины. Она объединяет около тысячи членов под руководством трех десятков местных духовных собраний.
    Общин бахаи почти нет или они очень слабы в Шампани, на Корсике, во Франш Конте, в Лимузене, Нижней Нормандии, Пикардии, Стране Басков, Лоррене и вообще, в сельских районах и в районах с сильными католическими традициями. При французской общине созданы национальный комитет по образованию, комитет по углубленному изучению веры и комитет по делам молодежи. Как и другие духовные Собрания, духовное собрание Франции участвует в осуществлении долгосрочных планов (в настоящее время - пятилетнего плана), которые составляются на основании предложений местных духовных собраний, рассматриваются Национальным духовным собранием при участии континентальных советников и представляются на утверждение Всемирного Дома Справедливости.
    Действующий в настоящее время план включает две группы целей, которые можно определить как внутренние и внешние. Первая группа касается в основном поведения верующих, здесь упоминаются такие правила, как обязательная ежедневная молитва, чтение Священных книг, соблюдение поста, а также активизация жизни общины, укрепление местных духовных собраний, углубление знаний веры путем изучения ее на "встречах у камелька", поощрение развития высоких требований человека к самому себе, рост участия в сборе средств в финансовый фонд национальной общины. Во вторую группу входят такие пункты, как распространение веры среди этнических меньшинств на французской земле (китайцы, вьетнамцы, армяне, цыгане), призыв к добровольному участию верующих в деятельности странствующих учителей во франкоязычных странах, особенно в Африке, призыв к пионерам - добровольцам отправиться в другие страны, в той же Африке, при условии, что они смогут там обеспечить свое существование, а также переселяться в те районы Франции, в которых вера бахаи не представлена.
    Также предусмотрены: рост числа местных духовных собраний от сорока до шестидесяти; развитие тесных связей с политическими деятелями, университетскими учеными; издание брошюр; распространение знаний о вере бахаи через средства массовой информации... Планируется создание товарищества по производству аудиовизуальных материалов для кабельного и регионального телевидения, посвященных таким проблемам, как защита окружающей среды, расизм, атеизм и другим, с тем чтобы дать людям пищу для размышления и сделать более содержательными "встречи у камелька", дискуссии в прессе и так далее. Во взаимодействии с другими организациями, преследующими схожие цели, предусматривается разработка ряда проектов социально-экономического развития. Юноши и девушки, с которыми нам довелось встретиться в Дни Веры в Лионе в ноябре 1988 года, были полны энергии, желания действовать, иногда в них чувствовался дух противоречия, но всегда конструктивный. У них было много замыслов. В 1989 году, например, многие из них участвовали в сборе кукурузы на юго-западе Франции (заработанные деньги перевели в Африку), сооружали огнезащитные полосы в лесистых районах Корсики, работали в ландшафтном парке в Бретани. У молодежи прекрасная тактика действий в деле распространения своей веры: работа дает им возможность общаться с людьми, которые никогда не слышали о бахаи, и проповедовать свою веру, совмещая труд и просветительскую деятельность.
    Но бахаи не ограничиваются только акциями локального характера. Благодаря тому, что международная община бахаи имеет статус консультативной организации при ООН с совещательным голосом, она своими заявлениями, предложениями, действиями влияет и на мировые события. Так, в 1974 году, на Международной конференции по продовольствию, которая проходила в Риме, община сделала заявление, в котором указывалось, что с целью решения продовольственной проблемы в мире необходимо каждому человеку и всему человечеству в целом прийти к убеждению, что оно образует органическое единство, выработать новую концепцию образования и труда, побуждающую человека работать не только на благо своих сограждан, своей страны, но и на благо всех народов Земли, и признать сельское хозяйство насущным видом деятельности человека, обеспечив ему достойное место в жизни общества.
    "Изменив отношение к этой проблеме, - говорилось в заключение в этом заявлении, - можно было бы привлечь большое число людей в этот жизненно важный сектор экономики, сократить отток сельского населения в города, а также провести столь необходимую для людей децентрализацию государственного управления".
    В 1978 году международная община бахаи была представлена на Международной конференции по борьбе против расизма и расовой дискриминации в Женеве. В том же году, на специальной ассамблее ООН она подписала документ, озаглавленный "Обещание разоружения и мира". В 1979 году она внесла свой вклад в конференцию "Наука и техника на службе развития", которая состоялась в Вене, опубликовав декларацию "Наука и техника в свете дальнейшего развития человечества". В 1986 году Европейская ассоциация изучения бахаи организовала в рамках своей третьей встречи двухдневную конференцию на тему "Место и вклад меньшинств в общество", на которой присутствовали министры культуры и права Великого Герцогства Люксембург. В то же время вся община была вовлечена в мероприятия, связанные с проведением Международного года мира, и смогла выступить в поддержку самого насущного дела на Земле, распространяя свои взгляды по вопросам войны и мира и предоставляя людям возможность лучше узнать веру бахаи.
    В начале конференции был заслушан доклад, составленный Всемирным Домом Справедливости и озаглавленный "Обещание всеобщего мира". Он адресован всем народам мира, и в первую очередь их лидерам. Текст доклада был лично доставлен шестидесяти шести Главам правительств представителями общины бахаи, а представители бахаи при ООН довели его до сведения правительств тех стран, где у общины нет непосредственных контактов с правительствами. Вручение обращения в ряде стран сопровождалось официальной церемонией, как это было в Вашингтоне в Белом доме - в День прав человека. Копии обращения были также вручены Главам правительств, членам Верховных судов, членам парламентов. В то же время все местные и Национальные духовные собрания распространяли работы Бахауллы по вопросу о мире. В Папуа - Новой Гвинее крупнейший журнал страны напечатал полный текст послания Дома Справедливости, снабдив его иллюстрациями. В Бенине президент страны выступил с инициативой проведения пресс-конференции, которую организовал начальник протокольного отдела службы президента, чтобы дать возможность бахаи довести суть своего послания для всех национальных средств массовой информации. В Швейцарии в крупных городах, в автобусах и поездах было расклеено две тысячи двести больших плакатов с лозунгом "Мир не только возможен, он - неизбежен".
    Работал специальный контактный телефон, по которому можно было получить ответы на вопросы, были организованы публичные и частные встречи для обсуждения текста. В Сиднее (Австралия) при Доме Поклонения бахаи была организована десятидневная выставка "Десять невероятных дней". Здесь также проводились конференции, собрания, концерты и семинары. На этих мероприятиях побывало более семи тысяч трехсот человек, как бахаи, так и не бахаи, и в них участвовали многие гражданские, общественные и гуманитарные организации. Национальный центр в Уилметте, штат Иллинойс, один из семи храмов бахаи, распространял бело-синий проспект с летящим голубем, которого нарисовал Жорж Брак. В нем основные положения послания Дома Справедливости были изложены в трех абзацах:
    "Совершенно очевидно, что все войны и конфликты являются результатом религиозных, расовых или этнических предрассудков. Предубеждения разрушают самые основы существования мира и человечества. Признание того, что человечество - единая семья, является первым шагом на пути изменения сложившегося на Земле положения дел, в целях достижения прочного мира. Единство человечества подтверждается как верой в Единого Создателя, так и данными всех общественных наук".
    "Чтобы изжить взаимное недоверие, вызванное предубеждениями, надо начать с установления подлинного сотрудничества между людьми разных рас и культур и воспитания детей в духе взаимопомощи и уважения интересов всех. Это приведет к взаимопониманию между народами, а также к установлению нового мирового порядка, который позволит создать политическое, социальное и экономическое единство всех стран и положит тем самым конец войне, сохранив многообразие культур. Предубеждения - основное препятствие на пути ко всеобщему миру. Главные среди них - расизм, национализм и религиозный фанатизм. Эти три вида предубеждений являются основой отношений, при которых мир делится на "мы" и "они". Расизм мешает дальнейшему развитию человечества, поскольку не дает видеть потенциальные возможности тех, против кого он направлен, и способствует вырождению тех, кто его исповедует. Национал-экстремизм, в противоположность разумной любви к своей стране, мешает установлению сотрудничества между народами, которое им жизненно необходимо. Религиозная нетерпимость порождает войны и гонения на людей, хотя основатели всех мировых религий никогда не одобряли такого поведения".
    "Полное прекращение войн - это не только вопрос международной договоренности. Мир настанет тогда, когда в поисках решения мировых проблем мы будем руководствоваться духовными принципами, которые иногда называют общечеловеческими ценностями. Для преодоления препятствий на пути к миру необходимо прежде всего искоренение любых видов дискриминации на расовой, национальной и религиозной почве, уничтожение чрезмерного богатства и крайней бедности, обеспечение равенства мужчин и женщин, введение всеобщего образования".
    Обращение завершалось лозунгом "Земля - единая страна", который выражает самую суть вероучения Бахауллы, и призывом ко всем людям, независимо от их убеждений, сотрудничать с общиной бахаи в деле построения мира без войн. "Обещание всеобщего мира" было переведено в общей сложности на сорок семь языков и издано сто сорок три раза. Одним из результатов всех этих усилий было то, что в 1987 году ООН назвала общину бахаи "Посланцем мира".
    В настоящее время идет работа по выполнению нового шестилетнего плана, разработанного Всемирным Домом Справедливости и охватывающего все регионы земного шара. В нем определен ряд задач, касающихся как отношений внутри общины, так и взаимодействия с другими общинами и организациями. Проекты, связанные с внутренней жизнью сообщества, включают дальнейшие переводы и публикации Священных текстов, распространение Откровения Бахауллы, строительство новых зданий на горе Кармель, увеличение числа местных и Национальных духовных собраний во всем мире, рост числа пионеров (сейчас на пяти континентах распространяют веру сто тридцать один бахаи, предполагается, что вскоре их число достигнет четырехсот двадцати семи). Проекты, выходящие за рамки общины, включают дальнейшее развитие просветительской работы по обучению основам веры, укрепление связей с Организацией Объединенных Наций и ее специализированными учреждениями, проекты совместной деятельности с Европейским парламентом в деле развития образования, защиты окружающей среды, защиты прав человека, молодежи, развития здравоохранения и борьбы за права женщин, а также кампанию по искоренению голода в мире.
    Мы не можем охватить здесь все проекты, но после знакомства с ними создается впечатление, что бахаи рассматривают пути решения всех мировых проблем в трех аспектах. Первый аспект - духовный. Есть лишь один Бог, и потому религиозные распри лишены всякого основания и должны прекратиться. Второй аспект - человеческий. Есть только один род человеческий на всей Земле, следовательно, должно преодолеть предрассудки, различающие людей по расовой и классовой принадлежности, национальности и полу. И третий - планетарный. Есть только одна планета - Земля. Народам мира надлежит общими усилиями сохранить ее ресурсы, совместно ими распоряжаться и справедливо делить их между всеми. Все споры должны рассматриваться в международном суде, который будет наделен властью и полномочиями для решения их и будет пользоваться всеобщим авторитетом. Это учение о трех единствах может показаться блестящей, но неосуществимой утопией, в конечном счете весьма схожей с утопиями европейских мыслителей XVI-XIX веков, от Томаса Мора до Роберта Оуэна, и в чем-то созвучной идеям миллеритов, ожидавших второго пришествия Христа, вдохновителем которых был Сен-Симон с его "Новым христианством". Углубившись в историю, можно увидеть, что некоторые из этих идей восходят к античности. Так, задолго до христианской эры, некто Аристоник из Малой Азии основал религию, имевшую социальную направленность, выступавшую против рабства и провозглашавшую грядущее наступление тысячелетнего царства Господня. Весьма возможно, что Баб или Бахаулла в какой-то мере были знакомы с утопическими движениями своего времени - нам не следует забывать, что Персия всегда была перекрестком культур. Однако сомнительно, что они знали хоть что-нибудь об Аристонике.
    Нам представляется, что с познавательной точки зрения больший интерес представляет сравнение некоторых положений учения бахаи, созданного в XIX веке, с идеями наших современников, например, таких признанных авторитетов, как члены Римского клуба. Один из них, Эрвин Ласло, музыкант, философ, известный ученый, главный редактор "Энциклопедии мира", издаваемой ООН, и директор консультативного комитета по проекту "Европейские перспективы" университета ООН, написал книгу, озаглавленную "Современный мир - грани возможного и невозможного"(Э. Ласло. Современный мир - грани возможного и невозможного. Париж, 1988.). Автор предисловия - Александр Кинг, президент Римского клуба. В книге рассматриваются оба прогноза относительно будущего планеты - пессимистический и оптимистический. Пессимистический: в недалеком будущем человечество исчерпает все ресурсы для дальнейшего развития производства. Оптимистический: этого не случится, если удастся привести в действие определенные экономические, социальные, культурные и политические механизмы и использовать во благо силы самой природы.
    В книге рассказывается о компьютерных моделях будущего, которые были разработаны в 1972 году Массачусетским технологическим институтом по заказу Римского клуба. Полученные результаты нередко вызывали ассоциации с фильмами ужасов о грядущей мировой катастрофе. Ученые института, рассмотрев многочисленные факторы, пришли к выводу о том, что, если существующая в настоящее время тенденция потребления и роста производства останется без изменения, наши природные ресурсы будут растрачены в ближайшие сто лет. За этим последует быстрый и неуправляемый спад производства и уменьшение численности населения. Однако катастрофа не является неизбежной. Компьютер выдал несколько решений, оставляющих человечеству надежду на выживание. Стабилизировать рост населения к 1975 году таким образом, чтобы уровень рождаемости был бы равен уровню смертности - это позволит сделать многие процессы управляемыми. Стабилизировать мировой промышленный капитал, ограничив вплоть до 1990 года вложения в производство. Сократить на четверть к 1990 году потребление каждым промышленным предприятием природных ресурсов (по сравнению с 1975 годом) - это приведет к уменьшению загрязнения окружающей среды в той же пропорции. Отдать приоритет производству услуг, а не товаров. Вкладывать средства в производство продуктов питания, независимо от того, насколько это рентабельно. В сельском хозяйстве направить усилия на сохранение и мелиорацию земель.
    В свое время этот доклад вызвал сенсацию и послужил поводом для многочисленных дискуссий. Критики оспаривали, а нередко и осмеивали выводы компьютера. Были и положительные отклики. Но во всем мире, от Соединенных Штатов, где господствовало убеждение - что хорошо для американцев, хорошо для всех, до стран восточного блока, где продолжали утверждать, что коммунизм - панацея от всех бед, предпринятые в связи с этим действия ограничивались масштабами одной страны, а разрабатываемые проекты не были долгосрочными.
    Похоже, никто в действительности не осознавал, что перед человечеством стоит мировая проблема, требующая принятия стратегических решений глобального характера. Эрвин Ласло писал: "Причиной настоящего положения является утрата идеалов, которые лежали в основе всех мировых религий, отказ от нравственных принципов и забвение того, что мир - единое целое. Эти ценности необходимо восстановить и не смешивать их с политическими программами, которые на них спекулируют".
    Логика рассуждений приводит автора к мысли о необходимости принятия новой системы ценностей, в соответствии с требованиями новой эпохи, которая идет на смену изжившей себя индустриальной цивилизации. В книге об этом говорится так: "В этом мире, чтобы выжить, необходимо достичь гармонии с себе подобными и с окружающей средой, отказавшись от эгоистического удовлетворения своих потребностей любой ценой, в ущерб всему остальному.
    Провалилась теория "остаточного ручейка", уповавшая на то, что часть богатства общества достанется бедным, и теперь остается лишь один путь помочь нуждающимся и обездоленным - сознательно и систематически создавать лучшие условия для их жизни развития, для более активного их участия в экономических, социальных и политических процессах, даже если это и повлечет за собой утрату частью людей определенных привилегий, которые испокон веков давались властью и богатством.

    Извечная мудрость мировых религий, идеи великих художников и гуманистов должны образовать органический сплав с техническими знаниями, добытыми наукой, ибо люди и общество никогда не были и не будут лишь совокупностью процессов, сводимых к так называемым "научным фактам".
    Техника должна быть слугой, а не хозяином человечества, и ее использование должно определяться не только экономической выгодой, но и ее пользой для окружающей среды, жизни человека и общества.
    Не следует считать, что настоящая отдача - это попросту наивысшая производительность; это производство общественно полезных товаров и услуг, а также использование возможно большего числа рабочих рук - в разумных пределах, разумеется, - даже если это на какое-то время ведет к снижению прибыли и некоторым убыткам.
    Вместо того, чтобы пытаться заразить людей "экономическим рационализмом", отводя им, таким образом, роль роботов, все время занимающихся подсчетом расходов и доходов, нам следует способствовать наиболее полному развитию личности во всем разнообразии ее способностей, несмотря на то, что это влечет за собой множество проблем, связанных с трудностями прогнозирования и контроля за поведением.
    Слепая преданность своей стране, "права она иль в заблужденьи", столь же эгоистична и близорука, как слепая преданность самому себе, поскольку шовинизм - по существу, тот же эгоизм, только в большей степени. А посему преданность должна быть подобна концентрическим кругам, расходящимся от индивидуума и охватывающим всех - от собственной семьи до семьи человеческой, включающей в себя все народы и культуры. В сегодняшнем мире национальные государства действуют, как правило, на основе законодательных актов, правовая ценность которых зачастую сомнительна, поскольку они оправдывают правительственные решения, принимаемые без учета интересов других стран или даже в ущерб последним. Общество должно осознать, что нельзя больше рассматривать страны как нечто изолированное друг от друга и что соблюдение собственных интересов означает сегодня соизмерение их с интересами всего международного сообщества, равноправным членом которого должна стать каждая страна.
    Никто не отдавал нам богатства земли на разграбление. За такое отношение природа мстит нарушением циклов восстановления, возникновением непригодной для жизни окружающей среды и опасными изменениями погоды и климата. Естественные ресурсы должны использоваться избирательно, с соблюдением технологических предосторожностей, а не ради извлечения сиюминутной выгоды, что приводит подчас к разрушительным последствиям. В конце концов, счастье заключается не в его достижении, а в непрестанном поиске, не в обладании материальными благами, а в человеческом творчестве, в соблюдении принципов чести и справедливости, в любви и дружбе, в согласии людей, в гармонии с природой, в знании того, что тобой сделано все возможное - и не только для себя, но и для общества, в котором живешь, для всего человечества.
    Планета Земля, сама по себе прекрасная и хрупкая, родной дом для множества живых существ, - редкое, если не единственное творение во всей вселенной, и потому сохранение ее как целого есть единственная привилегия человечества, его неизбывная ответственность". (Э. Ласло. Указ. соч.)
    Этому кредо ученого-гуманиста созвучны слова предисловия, написанного Александром Кингом. "Все яснее становится осознание проблем современности как глобальных по своей сути, все очевиднее, что невозможно достичь решения этих проблем - экономических, политических, социальных, экологических - в национальных рамках, действиями отдельных стран". Нам представляется, что эти слова почти полностью совпадают с формулировками бахаи. Когда Эрвин Ласло прибыл в Париж, чтобы выступить в штаб-квартире ЮНЕСКО, нам удалось взять у него интервью и задать интересующие нас вопросы.
    Эрвин Ласло: "Есть много общего между моим восприятием мира и взглядами бахаи. Бахаи раньше меня заметили это сходство. Я не раз встречался с бахаи в Нью-Йорке и в других местах, например, в Хайфе. Имею представление об их религии и культуре, хотя, может быть, недостаточно полные. Мне близки их чувства, убеждения, их система ценностей. И они, и я убеждены в том, что перспективы будущего, которые рисует современная наука, при всей их неоднозначности, определяются логикой развития, логикой эволюции, и это как раз то, что сказано в священных книгах бахаи".
    Ссылаясь на самые последние научные исследования, особенно в области биологии и математики, Эрвин Ласло подчеркнул сходство собственных выводов, к которым он пришел как ученый, и учения Бахауллы об эволюции, направленной к всемирному единению.
    "Я вижу здесь точки соприкосновения, потому что есть преемственность между природой и человеческим обществом, есть направление эволюции, которое не имеет ничего общего с фатализмом. При этом все эти тенденции не являются строго линейными. Конечно, математическое моделирование процессов в природе и обществе - это достижение XX века. В XIX веке, в писаниях Бахауллы, используются другие формулировки, но на глубинном уровне здесь можно найти полное соответствие. В его книгах встречается упоминание о том, что сейчас мы называем "раздвоением" (бифуркацией).
    Когда он говорит о зрелости человечества, то это метафора, и он прибегает к ней для того, чтобы объяснить - процесс эволюции достиг стадии, которая в экосистемах называется "зрелой". Та же закономерность применима и к развитию человеческого общества. У этого процесса есть направленность, но она не строго линейна; она вероятностна, но не абсолютно каузальна (причинно обусловлена). Она, в конце концов, ведет к ступени, на которой произойдет объединение всего человеческого общества в глобальную систему, интегрирующую все его многообразие. Мне представляется, что это полностью соответствует учению Бахауллы о единении человечества, поскольку он определяет такое состояние общества как открытую и эволюционирующую систему, заключающую в себе большое разнообразие. Система координируется правилами, которые не являются раз и навсегда установленными и незыблемыми, но вырабатываются и обновляются на основе анализа, обсуждения и сбора информации. Действительно, в теоретическом плане есть много общего между современными научными представлениями и положениями учения бахаи. А на практике оказывается, что этими авангардными идеями, вырастающими из научной мысли, в действительности живут уже миллионы людей".
    Вопрос: Руководствовались ли вы концепциями бахаи при ведении своей научно-исследовательской деятельности, влияли ли они на нее?
    Эрвин Ласло: Они только подкрепили мои выводы. Видите ли, когда у вас возникает какая-то идея, концепция, а потом вы вдруг обнаруживаете, что вдохновение и воображение привело к той же мысли других людей, хотя они и выражали ее по-другому, это служит подтверждением вашей правоты. Мне нравится обнаруживать сходство между собственными концепциями и положениями религиозных учений. Но очевидные параллели встречаются редко, и исключением здесь является как раз вера бахаи. В восточных религиях, таких как даосизм или буддизм, есть много общего с последними представлениями физиков, касающимися интеграции. Для меня это всегда праздник, настоящая радость, когда я наталкиваюсь на идеи, сходные с моими собственными, - неважно, возникли они сто или тысячу лет назад. Вероучение Бахауллы находится в русле иудео-христианской традиции, бахаи исповедуют принципы гуманизма, экуменизма, верят в эволюцию.
    Вопрос: Приемлемы ли для вас идеи бахаи относительно создания наднационального правительства, единой юридической системы и полиции, и как вы относитесь к перспективе единой религии?
    Эрвин Ласло: Я еще не решил до конца. Как ученый и философ, я считаю, что пока еще рано говорить о том, будет ли та или иная система координации всеобщих ценностей. Система, которую предлагают бахаи, очень интересна и заслуживает внимания. Однако, я бы не стал заявлять со всей ответственностью, что она - единственная. Какая-то всемирная система будет создана, это неизбежно, но какой она будет, сказать трудно. Здесь возможен и пессимистический прогноз - в духе Оруэлла, и более оптимистический. У бахаи в основе их системы лежит оптимистический взгляд, но при научном подходе к вопросу можно сказать одно - нам не дано знать будущее. Нет никаких гарантий, есть только возможные варианты. Мы можем попробовать повлиять на ход развития, чтобы он привел нас к модели бахаи, но я, в отличие от них, не считаю, что это уже вписано в нашу книгу судеб. Нет никакой законченной модели, и я твердо придерживаюсь этого мнения.
    Вопрос: Кроме всего прочего, модель бахаи является чисто религиозной. Вас не беспокоит перспектива установления единственной религии?
    Эрвин Ласло: Знаете, моя собственная религия - это скорее религия философа, в ней много личного. Я полагаю, что науке не под силу объяснить все, так как во всех явлениях природы заложен более глубинный смысл, чем тот, что подвластен эмпирическому знанию. Как ученый, я не в состоянии определить его, я только могу констатировать, что он существует. Таким образом, для меня религия - просто утверждение того факта, что у природы есть свои тайны, к которым нам следует относиться с почтением и постигать интуицией, ибо мы не можем объяснить их, оперируя логикой. Когда религия становится доктриной, набором догм, я ее не принимаю. Если религия утверждает, что есть предопределенность и на людей возложена ответственность за их действия, я с этим соглашаюсь и пытаюсь помочь другим осознать это. Я четко различаю религию, как духовность, в смысле высшей реальности, и религию в виде законов и правил. В первом случае она меня не страшит. Во втором случае она становится догматической, и меня это смущает.
    Вопрос: Не утопист ли вы в какой-то степени?
    Эрвин Ласло: Если в слово "утопия" вы вкладываете тот же смысл, что и придумавший его Томас Мор, то есть "место, которого нигде нет", то я не утопист, ибо не вижу в такой утопии положительного начала. Но если вложить сюда иной смысл - видение будущего, то - да. Я полагаю, что наше будущее еще не определено, что пока остается свобода выбора - во многом, хотя и не во всем. Перед нами открываются большие возможности. Если у нас есть представление о том, чего мы хотим достичь, то мы можем выбрать тот путь, который поведет нас к достижению цели. Вам никогда не удастся попасть точно в то место, которое вы наметили, но вы можете идти по направлению к нему. Так что нам надо иметь представление о том, куда мы хотим прийти. Если нет представления о будущем, народ умирает. Если об этом речь, то я согласен быть утопистом. Но "Утопия" - отнюдь не место, которого нигде нет. Это скорее звезда в ночи.
    После всего сказанного, думается, можно согласиться с Андре Жидом, который однажды сказал, что именно "через узкие врата утопии мы вступаем в исцеляющую реальность".
    Остается еще религиозный аспект мировоззрения бахаи. С самого зарождения у религии бахаи была единственная цель: дать понять людям, что человечество - одно, религия - одна, Бог - один, и в процессе развития создать единый мировой порядок на основе административных структур бахаи. Контуры мирового порядка, намеченные самим Пророком, были с замечательной ясностью очерчены Шоги Эффенди в его работе "Развитие мировой цивилизации", послании, адресованном бахаи Запада в 1936 году.
    Текст послания примечателен как глубиной анализа тогдашнего состояния общества, так и поражающими воображение предостережениями относительно будущего, и, безусловно, заслуживает вдумчивого чтения. В нем есть такие слова: "Единение рода человеческого в том смысле, в котором говорил об этом Бахаулла, предполагает создание всемирного сообщества, тесно и навечно объединяющего все нации, расы, вероисповедания и классы, сообщество, в котором прочно и навсегда будут установлены как авторитет власти, так и личная свобода и инициатива каждого. Это сообщество, как нам представляется, должно располагать собственным законодательным учреждением, члены которого, в качестве доверенных лиц человечества, будут, в конечном счете, распоряжаться ресурсами всех стран, и будут принимать законы, необходимые для поддержания порядка, удовлетворения потребностей людей, обеспечения гармонических отношений между всеми расами и народами. Наднациональный исполнительный орган, опирающийся на международные силы, будет отвечать за выполнение принятых решений и соблюдение законов, введенных всемирным законодательным органом, а также поддержание сплоченности и единства всего сообщества. Международный суд будет рассматривать дела и выносить обязательные для всех и окончательные решения по всем спорам, которые могут возникнуть между участниками всемирной системы. Будет разработан всемирный механизм связи, охватывающий всю планету, свободный от национальной ограниченности и возможных запретов, работающий с высокой оперативностью и без сбоев. Мировая столица будет выступать в качестве нервного центра всемирной цивилизации, точки, в которой будут сходиться все объединяющие силы нашей жизни и откуда будет исходить энергия. Будет разработан или выбран из числа существующих всемирный язык, который будет преподаваться в школах объединившихся народов в качестве вспомогательного, наряду с родным. Единая всемирная письменность, всемирная литература, единая и всеобщая денежная система, всемирная система мер и весов упростят и облегчат взаимопонимание и общение между всеми народами и расами. В этом всемирном сообществе наука и религия, две самые мощные силы, направляющие жизнь людей, придут к примирению, сотрудничеству и гармоническому взаимодействию. В условиях такой системы, пресса, отражая все разнообразие взглядов и убеждений людей, больше не будет использоваться в корыстных целях и интересах - ни отдельными людьми, ни партиями, и будет свободна от влияния соперничающих между собой правительств и наций. Экономические ресурсы мира будут скоординированы, использование полезных ископаемых будет приносить небывалую отдачу, рыночная система будет сбалансирована, и будет обеспечено справедливое распределение совокупного продукта. Будут стерты крайние различия между социальными слоями, между классами. Исчезнет обнищание на одном конце и непомерное накопление богатства на другом".
    Затем Шоги Эффенди дает описание всемирной федерации, "власть которой будет распространяться на всю Землю /.../, которая будет воплощать в себе идеалы как Запада, так и Востока, освободившихся от ужасов войны, ее несчастий /.../, сообщества, в котором Сила стоит на службе Справедливости и жизнеспособность которого обеспечивается всеобщим признанием единственности Бога и преданности единому общему Откровению".
    То, что ученикам Бахауллы, возможно, представляется, как грядущий золотой век, "Pax Baha'i" - мир, исполненный святости еще более, чем некогда "Pax romana", другим может показаться тревожным видением, напоминающим сценарий научно-фантастического фильма: на всей Земле царит порядок, установленный по законам религии, со всеми ее предписаниями и запретами, а за ним маячит призрак ужасающих злоупотреблений, в которые нередко выливаются благородные и чистые в момент своего зарождения религиозные течения, превращающиеся с течением времени в жуткие механизмы принуждения и подавления. Во всяком случае, для издателей данной книги это был первостепенный вопрос.
    На это бахаи отвечают, что их религия - не церковная организация, не религиозный орден, который навязывает людям свои установления. Подобно предшествующим Откровениям, эта вера - созидательная сила цивилизации. Цивилизации, которая "воцарится на всей земле". И добавляют, что страшные злоупотребления в нашей истории были порождением не религии, а людей, добивавшихся власти любой ценой, прикрывавшихся той или иной идеологией для подчинения себе других. Идеология может иметь религиозную или философскую основу, а XX век, который называют нерелигиозным, в отношении злоупотреблений превзошел все предшествующие века. По мере продолжения работы у нас возникали все новые вопросы, которые нам не удалось выяснить до конца за время недолгого пребывания в Хайфе, на горе Кармель. Поэтому, прежде чем поставить точку в нашем отчете, мы обратились во Всемирный Дом Справедливости. Вот наши вопросы и ответы на них, приводимые без каких-либо сокращений.
    Вопрос: Может быть, Богу угодна роскошь в жизни людей, ведь сам Он, сотворив природу, наделил ее всем великолепием, которое только можно представить. Значительные средства, вложенные в убранство Всемирного Центра или в постройку храмов, вроде делийского, возможно, нашли бы лучшее применение, если бы были направлены на реализацию проектов общин, созданных в бедствующих странах?
    Ответ: Постройка таких зданий, как мавзолей Баба в Хайфе или Дома преклонения, воспринимается бахаи по всему миру, как благочестивое деяние в память Основателей нашей веры. Разбивка великолепных садов вокруг этих зданий - это тоже акт поклонения. Что касается проектов развития в странах "третьего мира", многочисленные фонды и благотворительные организации Северной Америки и Европы готовы, - можно сказать, буквально жаждут, - заняться их реализацией, направляя на это средства через учреждения бахаи. Но, согласно принципам бахаи, чтобы деньги пошли в дело, необходимо непосредственное участие людей, заинтересованных в осуществлении проектов. Создание крепких и надежных фондов неизбежно идет медленно. В настоящее время имеется около тысячи пятисот проектов, предпринятых бахаи в девяноста пяти странах на всех континентах.
    Вопрос: Вера бахаи осуждает любую войну, любую агрессию. Но какова ваша позиция, когда речь идет об экономических войнах, таких, которые разворачиваются в наши дни? Нам говорили, что, поскольку спиртное полностью попадает под запрет, бахаи ни в коем случае не может играть хоть какую-то роль в его производстве или продаже. А потому, скажем, во Франции не может быть винодела-бахаи. Зато мы не замечали даже следа осуждения в отношении тех лиц, которые живут за счет производства оружия или всего того, что связано с военной промышленностью, и еще меньше в отношении тех, кто в многонациональных кампаниях выступает в качестве участников экономических войн. Какова же действительная позиция Всемирного Дома Справедливости по этим двум вопросам?
    Ответ: Учение Бахауллы недвусмысленно осуждает войны между народами и выдвигает требование разоружения во всем мире. Но этого не произойдет до тех пор, пока не будет создано жизнеспособное наднациональное государство с продуманной структурой. Но и при всемирном правительстве какое-то время будет сохраняться потребность в оружии для поддержания порядка и обеспечения безопасности людей. Пока не будет создано такое государство, народам мира предстоит пережить переходный период, во время которого еще будут происходить региональные войны, разные по своим масштабам. И если во время этого периода одна страна с воинственными намерениями вооружается до зубов, то, естественно, и соседние с нею страны будут делать то же самое для собственной защиты и для предотвращения прямого конфликта. Но такое положение вещей преходяще. Бахаулла, хотя и предупреждая об этом периоде конвульсий и брожения, заверил нас, что мир уже изменился и вскоре достигнет зрелой поры, когда установится всеобщий мир и согласие и начнется важнейший этап социально-политического развития.
    Такой ответ, особенно в отношении экономических войн, нас не удовлетворил, и вопрос остается открытым.
    Вопрос: Почему среди девяти членов Дома Справедливости нет ни одной женщины? Не является ли это пережитком прошлого, отголоском неравноправия, установленного иудеями, христианами и мусульманами? Не противоречит ли это учению Пророка?
    Ответ: В Священных Книгах нашей веры можно найти ясное указание на то, что только мужчины могут входить в состав Всемирного Дома Справедливости. Но это ограничение не распространяется на другие административные институты веры. Равноправие мужчин и женщин - один из постулатов нашей религии.
    Вы, наверное, знаете, что в Писаниях бахаи говорится о том, что, если родители не могут дать одинаковое образование всем детям, то предпочтение должно быть отдано девочкам. Правда, сейчас, когда феминистки слишком уж яростно ратуют за это, большинство людей с трудом воспринимают такое требование. В будущем же, когда люди лучше осознают свои потребности и увидят, на примере общины бахаи, какие блага влечет за собой осуществление этого принципа, они поймут заключенную в нем мудрость. Мы также надеемся, что в будущем станут понятны причины того, почему членство во Всемирном Доме Справедливости установлено только для мужчин.
    Равенство возможностей для мужчин и женщин, которому следуют бахаи, - отнюдь не распоряжение Дома Справедливости. Это - закон, открытый нам через Слово Откровения. Впервые в истории в Божественном Откровении говорится о равных правах для людей обоего пола. Появление женщин, в полной мере осуществляющих право на равенство, - показатель зрелости общества, и мы полагаем, в будущем это станет одной из черт, присущих цивилизации бахаи.
    Вопрос: Можно ли считать, что семьсот человек, голосующих на выборах Дома Справедливости, делают это с полным знанием дела? Ведь они не могут хорошо знать всех своих единоверцев, а с другой стороны, все обсуждения в Совете окружены такой таинственностью, что никто и понятия не имеет, как ведет себя каждый из членов Совета. Так не идет ли здесь речь о пожизненной должности - ведь не секрет, что с момента создания Всемирного Дома Справедливости его состав обновлялся только тогда, когда кто-то из членов Совета умирал или отстранялся от дел по возрасту или по состоянию здоровья?
    Ответ: Здесь следует вспомнить о том, что девять членов Всемирного Дома Справедливости избираются не непосредственно всеми верующими, а только коллегией выборщиков, членами которой являются лучшие представители каждой из национальных общин, избранные верующими данной страны. Напомним, что членами Совета могут стать "... только те, кто лучше всего сочетает в себе такие качества, как безусловная верность и бескорыстная преданность Делу, разумность, богатый жизненный опыт и выдающиеся способности... " Выборщиков просят обратиться с молитвой к Богу и избрать из тех, кого они знают, девять человек, в которых гармонично сочетаются эти достоинства. А то, что до сих пор в течение двадцати пяти лет избирались одни и те же люди, не значит, что так же будет происходить и в будущем, тем более, что всемирная община бахаи, как всякий живой организм, постоянно развивается и вскоре достигнет периода зрелости - это проявится как в духовной сфере, так и в делах управления.
    Вопрос: Не возникнет ли ореола непогрешимости вокруг деятельности девяти членов Всемирного Дома Справедливости, не превратятся ли они в своего рода "пап"? И еще вопрос - относительно решений Совета. Послушание является правилом веры. Какова будет реакция общины бахаи, если решения Дома Справедливости будут противоречить заветам Пророка? Есть ли уверенность в том, что не произойдет деградация, в результате которой, как это случилось, например, в истории христианства, религия, проповедующая ненасилие и терпимость, превратится в религию завоевания и принуждения?
    Ответ: Создание высшего органа управления - Всемирного Дома Справедливости - было предписано самим Бахауллой, который ясно сказал - и это не оставляет места для сомнений, - что "Он вдохнет в них (членов Совета - авт.) все, что будет угодно Ему". Христос не создал иерархической структуры своей Церкви и не дал заверения относительно божественной природы того института, который должен был руководить этой Церковью. В отличие от института пап, Всемирный Дом Справедливости располагает подлинными текстами, написанными Основателями религии и ее полномочным Толкователем, в которых сформулированы все нормы, касающиеся законодательной, этической, социальной и административной областей. От следования этим нормам он не может уклониться, и именно они составляют основу его власти и его деятельности.
    И когда бахаи принимают Бахауллу, они тем самым принимают и установленную им систему управления, причем в этой системе они видят не только механизм, служащий делу распространения и укрепления веры, но и великий дар Бахауллы всему человечеству - основу для единения, сотрудничества и мира на всей планете. Вместе с тем, Бахаулла предсказал, что в будущем придут другие Посланники и явят миру новые Откровения, которые послужат импульсом для дальнейшего развития и совершенствования цивилизации, вдохновленной религией бахаи.
    Вот и закончилось наше путешествие в мир бахаи. По мере того, как мы с ними знакомились, мы то испытывали притягательную силу их веры, то бывали раздражены, иногда они нас в чем-то убеждали, иногда мы оставались скептиками, порой мы были глубоко взволнованы, порой же пребывали в замешательстве.
    Знакомство с ними изменило нас. Оно позволило увидеть, как рождается и развивается религия. А это само по себе немало. Мы открыли для себя Бахауллу. Каждый волен решить для себя - принимать или отвергать его как Посланника. Но чтение написанных им книг и свидетельства о его жизни убеждают, что это был исключительный во всех отношениях человек.
    Путешествуя по миру бахаи, мы непосредственно соприкоснулись с самыми ключевыми проблемами нашего времени. Бахаи предлагают свои пути для решения этих проблем, и с ними можно в чем-то не соглашаться, но было бы неразумно просто отбросить их предложения, не обдумав и не обсудив. Их вера предстала перед нами как настоящая метафизика современности. А те читатели, которые следовали за нами в наших поисках, могут продолжить исследование, чтобы своим путем прийти к пониманию этой религии.

Found a typo? Please select it and press Ctrl + Enter.