Литература

Adabiyot

Глава IV. Повседневная жизнь бахаи

Мы такие же, как все, - улыбается Франсуаза П. М., - очень несовершенные создания. Но мы стремимся приблизиться к идеалу".
    Начался новый этап нашего исследования - мы пытаемся выяснить, какое влияние оказывает религия, которую исповедуют бахаи, на их повседневную жизнь. Какой бы либеральной ни была их вера, в ней немало законов, предписаний, словом, целый кодекс поведения, следование которому требует, по крайней мере, постоянной самодисциплины.
    Мы уже упоминали о том, что у бахаи запрещено употребление спиртного в каком бы то ни было виде, а также его производство и продажа, наркотики, даже самые безобидные, и внебрачные интимные отношения. Но предписания Бахауллы не ограничиваются только запретами. Бахаи должен каждый день молиться. Следовать, по мере возможности, календарю своей религии, установленным в нем праздникам и выходным дням. Со всей ответственностью подходить к воспитанию детей. Рассматривать брак как фундамент семьи и основу для духовного расцвета каждого из супругов. Быть учтивым и внимательным к окружающим. Никогда не злословить, ни о ком не говорить плохо, даже о врагах, обходить молчанием недостатки других и останавливать тех, кто пытается злословить. "Когда у человека десять достоинств и один недостаток, - учит Абдул-Баха, - следует видеть только достоинства и пренебречь недостатком. Если же дело обстоит наоборот, то следует видеть только одно и забыть о десяти". Бахаи должен быть искренним, гостеприимным и уважать права других. Он должен стараться помочь больным, утешить страждущих. Стремиться к отрешению от своего "я" и всего мирского, быть смиренным, служить всем и не возноситься ни над кем из людей. Поступать осмотрительно и разумно, стремясь к достижению согласия, а не к применению власти. Не ропща переносить все трудности и несправедливости, жертвой которых он может стать, и, несмотря ни на что, любить ближних своих. Считать выпавшие на его долю невзгоды испытаниями, которые надо преодолеть. Отдавать себя делу распространения святого учения. Быть "небесным столом для голодного, проводником для ищущего, животворной влагой для иссохшей земли и вестником для всех тех, кто ждет наступления царства небесного".
    Обширная и прекрасная программа, осуществить которую не так-то просто. Вероятно, легче верить в Бога, чем заставлять себя ежедневно молиться, легче придерживаться великих принципов, чем удержаться от злословия, даже если кто-то ведет себя низко, легче громко выражать протест против всякой дискриминации, чем самому не быть мстительным, вспыльчивым, властным, и по-разному относиться к людям, потому что они разного пола; легче считать, что знаешь истину, чем стремиться к тому, чтобы истина проявлялась в делах, а не в словах, и при этом не навязывать эту истину другим, а уважать чужую правду.
    - Немногим бахаи, - сказал нам Билл Коллинз, - удается жить по этим меркам. Я тоже не исключение. Но мы никогда не оставляем попыток. Мы не удовлетворились этим замечанием и решили пойти дальше - узнать, что говорят сами бахаи о своем образе жизни, что значит для бахаи семья, как они работают и общаются с людьми.
    И вот долгие разговоры обо всем сразу, и не только с теми, кто уже рассказывал нам о себе, но и с новыми знакомыми - Мухаммадом Б. и Франсуазой П. М., о которых мы только упомянули в предыдущей главе, а также с профессором К. С., руководителем анестезиологического отделения крупной парижской больницы.
    Беседуя с Мухаммадом Б., мы в первую очередь коснулись вопросов календаря. Алжирец, мусульманин, отец восьмилетнего сына и тринадцатилетней дочери, женатый на француженке-бахаи из католической семьи, он живет в Париже, работает управляющим одного крупного предприятия. Он оказался самой подходящей "жертвой" - человеком, способным объяснить нам, как можно не запутаться в трех способах исчисления времени, в трех календарях: это Хиджра, календарь мусульман, принятый у него на родине, григорианский западный календарь и календарь бахаи.
    Календарь бахаи был введен Бабом в 1844 году - это точка отсчета начала эры бахаи. Год бахаи, равный по продолжительности солнечному году, начинается 21 марта, в день весеннего равноденствия, и делится на девятнадцать месяцев по девятнадцать дней в каждом, плюс четыре дополнительных дня. Каждый новый день начинается с заходом солнца. Каждые четыре года пятый дополнительный день играет роль 29 февраля по григорианскому календарю.

    В первый день каждого месяца отмечается праздник Девятнадцатого дня. Установленный Бахауллой, он символизирует основу административного порядка и делится на три части. Первая - медитация, во время которой читаются священные Писания бахаи, а также других религий. Вторая - административная: председатель местного духовного собрания или его казначей выступает с отчетом, обсуждаются различные планы или рассматриваются предложения.

    Третья, заключительная часть праздника, занята дружеским общением, развлечениями и так далее. Значение праздника в жизни общины очень велико.
    Праздник собирает вместе всех членов общины; он позволяет провести общий совет, в котором участвуют и верующие и выборный орган бахаи - духовное собрание, а это, в свою очередь, дает возможность постоянно совершенствовать административный порядок, приводя его в соответствие с меняющимися потребностями общества.
    В период со 2 по 20 марта взрослых бахаи призывают соблюдать пост, от которого можно уклониться только в силу исключительных обстоятельств. Пост служит подготовкой к физическому и духовному обновлению, и он приходится на то же время, когда происходит обновление в природе. Пост в конкретной форме символизирует время, когда следует воздерживаться от эгоистических желаний и вожделений, предаваться размышлениям о своей жизни, стараться избавиться от духовной лени и дурных привычек, если таковые приобретены за год. Физический пост не имел бы никакой ценности, если бы он не означал пересмотра внутренней жизни.
    В конце девятнадцатидневного поста празднуется Навруз, новый год, начало которого совпадает с первым днем весны.
    Праздничными являются также 21 и 29 апреля, 2 мая (в память Провозглашения миссии Бахауллы в 1863 году), 23 мая (Провозглашение миссии Баба в 1844 году), 29 мая (день кончины Бахауллы в 1892 году), 9 июля (мученичество Баба в 1850 году), 20 октября (день рождения Баба в 1819 году) и 12 ноября (день рождения Бахауллы в 1817 году). Для бахаи значение этого календаря в том, что он играет роль объединяющего фактора, позволяющего людям столь разных культур и социальной принадлежности взаимодействовать, имея точки соприкосновения во времени.
    В настоящее время духовные собрания бахаи стремятся добиться от органов власти тех стран, подданными которых они являются, официального признания своих праздничных дней.
    - Как бы там ни было, - заверяет Мухаммад Б., - календарь не создает нам проблем. Так же как мы в Алжире управляемся с двумя несовпадающими календарями - календарем Хиджры и григорианским, - так и в этом случае нам приходится иметь дело с двумя накладывающимися один на другой календарями - бахаи и григорианским. Мы не отгораживаемся от мира. Мы знаем, в каком направлении мы двигаемся. Надо подходить ко всему разумно. Мы пользуемся григорианским календарем, так как он принят в обществе, в котором мы живем, но мы соблюдаем наши святые дни и пост по календарю бахаи, и это наше личное дело. Вот и все трудности.
    Обратившись к календарю бахаи, мы увидели, что он пользуется структурой григорианского календаря - год начинается 1 января и заканчивается 31 декабря, - но, конечно, бахаи не выделяют святых или праздничных дней этого календаря; в нем отмечены все памятные дни веры. Кстати, каждому дню недели соответствует атрибут Бога. Воскресенье - красота, понедельник - совершенство, вторник - благодать, среда - справедливость, четверг - величие, пятница - самоценность, суббота - слава.
    - В будущем, - уверяет Мухаммад Б., - календарем нашей общины станут пользоваться все. Но мы не торопимся. Все впереди.
    У нас тогда возникает другой вопрос: может быть, обязанность каждый день молиться - это слишком тяжело?
    - Как может быть тяжело? - удивляется Мухаммад Б. - Да, действительно, мы обязаны ежедневно молиться. Но нам на выбор дается три вида молитв. Есть совсем короткая, которую надо читать, обратившись лицом к Акке, где находится могила Пророка. Ее можно прочесть за несколько минут и где угодно: в конторе, на заводе... Молитва для нерадивых: прочитал - и совесть чиста. Есть другая, средней продолжительности, которую следует читать три раза в день: с восходом солнца, в полдень и на закате солнца - после омовения, обратившись лицом к Акке и выполняя некоторые установленные движения. По всей вероятности, эта молитва близка мусульманской традиции. Наконец, есть большая молитва, более длинная, более последовательная в изложении, которую можно читать в любое время дня и ночи, скажем, вечером, когда человеку хорошо, или в выходной день, когда есть время собраться с мыслями. Но духовная ценность любой молитвы одинакова, независимо от того, выберешь ли короткую молитву или длинную. Выбор же зависит от самого человека.
    Впрочем, Бахаулла учил нас во всем придерживаться умеренности, в том числе и в молитвах, и говорил, что не следует молиться до изнеможения - молитва тогда потеряет всякий смысл.
    Мы спрашиваем у Мухаммада, молится ли он вместе с женой. Его ответ:
    - Нет, для меня разговор с Богом, кроме некоторых обстоятельств, дело сугубо личное.
    Мы задали тот же вопрос Франсуазе П. М., ее муж - эфиоп, он тоже бахаи. У них в доме принято молиться вместе.
    - Но, - добавила она, - конечно, у каждого из нас бывают такие моменты, когда мы медитируем, погружаемся в себя, а это требует уединения. Когда один из нас уединяется для молитвы и медитации, другой понимает эту потребность в уединении и старается не мешать. Если хотите, в этом проявляется взаимное уважение, а минуты тишины благотворно действуют на всех. Тишина нужна, и нужны эти моменты "погружения в себя", когда стремишься достигнуть полного приобщения к Богу.
    Нам остается узнать, что же это за молитвы и сопровождающие их жесты, которые были введены Бахауллой и неизменно передавались верующими из поколения в поколение. "Молитва для нерадивых", как назвал ее Мухаммад Б., действительно очень короткая:
    "Свидетельствую, о мой Боже, что Ты сотворил меня, дабы я познал Тебя и поклонялся Тебе. Исповедаю в сей час бессилие свое и Твою мощь, скудость свою и Твое обилие. Нет Бога, кроме Тебя, помощника в опасности, Самосущего".
    В молитве, которую читают трижды в день, говорится о единственности Бога и его всемогуществе. Она состоит из нескольких довольно коротких строф, причем каждая из них сопровождается особым действием. Так, при чтении первой строфы молящийся обмывает лицо. Третья строфа произносится молящимся, когда он стоит, обратившись лицом к Акке...
     Длинная молитва - хвалебное слово и мольба, акт доверия и повиновения - занимает не меньше шести страниц печатного текста. Она сопровождается точно указанными движениями, причем каждый жест призван усилить значение произносимых слов. "Читать эту молитву надо стоя, обратившись лицом к Богу, затем, не сходя с места, посмотреть направо и налево, словно ища милосердия Господа всемилостивейшего, сострадающего..." К следующей строфе: "Возвести руки в знак мольбы к Богу, и да будет он благословен..." Чуть позже становятся на колени и преклоняют голову, затем чередуют коленопреклонения и воздевание рук, то опускают, то поднимают голову, садятся или встают - и так до последней строфы. Как нам показалось, эти молитвы, обращенные только к Богу, на самом деле ничем - ни слова ми, ни жестами, в которых узнаешь знакомые ритуалы - не отличаются от тех, которые читают иудеи, христиане или мусульмане. Их мог бы прочитать последователь любой из этих религий, и никто бы не смог обвинить его в ереси. Зато у бахаи есть особая молитва о единении человечества, в которой такие слова:
    "В Присутствии Твоем святом все суть слуги Твои, и все человечество нашло приют под сенью Твоей Скинии. Все сошлись за Твоим щедрым столом и все озарены светом Твоего Провидения. ...Всех одарил Ты талантами и способностями; все омываемы океаном Твоего милосердия. ...Соедини всех, пусть все верования согласятся, все народы объединятся и будут заодно как дети единого отечества".

    С заповедями - понятно, теперь очередь поговорить о запретах. Запрет на спиртное нас интересовал особо, поскольку алкогольные напитки в западном обществе - один из элементов общения людей, и в такой стране виноградарства, как Франция, трудно допустить мысль об исчезновении вина.
    - Для правоверного мусульманина, каковым я был до принятия веры бахаи, - объясняет Мухаммад Б., - в этом нет ничего нового. Зато иногда бывает трудно объяснить людям, что я совсем не пью, например, родственникам моей жены - они французы, или товарищам по работе, когда мы встречаемся на всех этих вечеринках, которые устраиваются на предприятиях по малейшему поводу. Поначалу тесть и теща изумлялись: "Ну что ты, право! Всего лишь стаканчик винца. Вино - не алкоголь". И так все время. Я стоял на своем. Я им объяснил, что верующие бахаи не употребляют алкогольные напитки ни в большом количестве, ни в малом, поскольку здесь дело не в количестве, а в принципе, но зато я не испытываю неудобства, когда другие выпивают, поскольку каждый волен выбирать. Но это уже в прошлом. Теперь, когда на работе предлагают скинуться, или когда на коктейлях, где я иной раз бываю, я пью апельсиновый сок, никто не обращает на меня внимания. Никакого комплекса у меня нет. А вот доктора Р., врача из Израиля, обосновавшегося в маленьком городке в Лангедоке, сердце винодельческого района, запрет на алкоголь поставил перед трудной задачей, воспоминания о которой теперь вызывают у него улыбку.
    - Да, поначалу нелегко было жить в этом крае, где виноделие - часть общей культуры. Трудно было объяснить моим пациентам, не обижая их, почему я отказываюсь выпить стаканчик вина или аперитива, который столь любезно, столь естественно они предлагали мне по окончании визита, или от бутылки вина, которую мне пытались вручить. Потребовалось несколько лет для того, чтобы люди смирились с тем, что "доктор вина не пьет". Теперь все идет прекрасно. Люди дарят нам чудесные овощи и фрукты из своих садов и огородов, и это замечательно.
    Звучит парадоксально, но в силу особых обстоятельств труднее было принять такой запрет одной женщине. Франсуаза П. М. из Бургундии рассказывает о себе с подкупающей откровенностью.
    - Став бахаи, я бросила курить и постепенно перестала употреблять алкоголь. Я говорю "постепенно", поскольку не стоит думать, что отказаться от алкоголя - это пустяк. Нам советуют не курить. Хорошо, табак - вон. Это прошло безболезненно. Другое дело алкоголь. Но если нет мужества отказаться от таких привычек, то с тем, что потруднее, и вовсе не справишься... Было очень трудно не пить совсем. Речь не о том, что я не могу без вина, - в общем-то я его никогда особенно не любила и не пила, но когда ты француженка, да еще стопроцентная бургундка, - и ни капли вина, представьте себе... Но надо было сделать выбор, а это не всегда легко...
    - Вы не считаете, что полный запрет на спиртные напитки - чрезмерно строгая мера?
    - Сначала я тоже так думала, и я его не принимала. Вот, скажем, еду я к кому-нибудь на ферму, а они мне говорят: "Франсуаза, глотни этого вина, мы для тебя его берегли". Отказаться - значит выказать пренебрежение к их труду, в который они вкладывают душу, которому отдают силы, отвергнуть традиции той культуры, к которой я сама принадлежу. Да я и думать не могла о том, чтобы свести на нет весь их труд. Но опыт показал - в том, что мне так трудно было принять, была своя мудрость, и я заблуждалась. Теперь, когда я стала более смиренной, я говорю себе: за всем этим кроется мудрость, а потому и я могу принять это правило.
    Но мы еще не закончили с запретами. Возможно ли целомудрие в наше время, в такой стране, как Франция, где свободный союз давно уже не противоречит морали, где нормой считается не целомудрие юношей и девушек, а сексуальная свобода, и беспорядочность связей стала обыденностью?
    - Для меня, - говорит Мухаммад Б., ставший бахаи в 18 лет, - это была проблема, большая проблема. У других проблемы с выпивкой. Но закон есть закон. Именно на этом уровне наша вера подвергается испытанию. Но чем больше читаешь книг, написанных бахаи, чем ближе знакомишься с учением Бахауллы, тем лучше понимаешь, что Бог воздвиг барьеры, чтобы уберечь нас, и говорит нам как отец: "Не трогай, не разбивай, а то поранишься". Он не наказывает... СПИД - не наказание Божье, тем более, что от него можно уберечься - был бы презерватив. Но если сказать, "что интимные отношения не стоит принимать всерьез, поскольку есть презервативы", то это значит забыть, что человек не робот, это значит превратить в абстракцию любовь, подлинный союз между двумя людьми, который включает и сексуальное влечение, но не ограничивается им. Бог не устанавливает запреты ради запретов. Он хранит нас. Вот что я понял. Вера бахаи, в отличие от христианства или ислама, которые ничего не объясняют, на все дает ответы. В наше время наблюдается тяга к знаниям, потребность найти ответы, которые удовлетворили бы наш разум, а не формулировки, которые надо принимать, как аксиому: "Это так, потому что это так".
    С Франсуазой П. М. мы говорили о двух ее дочерях, обеим чуть больше двадцати, обе студентки и обе... бахаи. Представляет ли для них целомудрие трудность?
    - Нет, нет, и это-то интересно. Теперь это не проблема. Но это было проблемой, когда им было по семнадцать-восемнадцать, в выпускных классах лицея. Их не приглашали на некоторые вечеринки, на праздники, где бывали и ребята, потому что "своих" парней у них не было. Для них все это было довольно тяжело. Потом все образовалось, потому что они очень общительные, веселые, вообще их уважают, я думаю, и теперь у них много, просто полно приятелей и приятельниц. Мой дом всегда для них открыт. И сюда тянутся. Дочери приводят в дом друзей, которым некуда деться, и те спят в спальных мешках на ковре в гостиной. Мы недавно переехали на новую квартиру. Дочки попросили разрешения похозяйничать один вечер и устроили праздник для своих друзей по школе и факультету. Сварили безалкогольный пунш, без капли спиртного, и никто не жаловался. Все были в ударе, танцевали до упаду. Теперь они знают, что можно развлекаться и без спиртного... Девушки-бахаи так же влюбляются, как и все остальные, а если происходит разрыв, то и у них бывает, как у прочих, - кажется, жизнь разбита, кончена, и все такое прочее. Все, как у других.
    От целомудрия, само собой разумеется, переходим к любви и браку, который в вероучении бахаи, допускающем только моногамный брак, рассматривается в качестве духовного института. Бракосочетание представляет собой очень простую, но обязательную церемонию с чтением определенных изречений из Писаний в присутствии местного духовного собрания. Бахаулла называет брак "крепостью благоденствия", выражая тем самым мысль о том, что основным предназначением брака является не столько расцвет личности, сколько создание условий для такого расцвета. В одном из своих писем Абдул-Баха очень ясно и поэтично определяет цель брачного союза: "Большинство народов земли рассматривают брак как узаконивание телесных отношений. Такой союз и такие отношения могут быть только преходящими, поскольку в конце концов люди обречены на физическое расставание. Но у бахаи брак должен включать как духовную, так и телесную связь, и в основе всего должно лежать стремление приблизиться к Единственному, Несравненному, ибо все питается из одного источника и освещается одним светом. Вот что называется духовными отношениями и вечным союзом. В физическом мире супругов должны соединить крепкие и нерушимые узы. Когда двух людей соединяют близость, лад и согласие как в сфере физической, так и духовной, тогда брак истинен и посему вечен. Но если союз основан только на телесной связи, то он преходящ и в конце концов неизбежно расставание.
    Стало быть, если бахаи хотят соединиться священными узами брака, должны существовать между мужчиной и женщиной вечное сродство и отношения, построенные на идеалах. В духовной сфере, равно как и в телесной, их идеи и понимание жизни должны быть схожими, с тем чтобы на всех стадиях существования и во всех мирах Божьих их союз мог бы сохраниться на веки вечные. Такой союз - отблеск сияющей любви Бога".
    И еще: "Но любовь между друзьями не всегда оказывается настоящей любовью, поскольку она подвержена изменениям. Под восточным ветром дерево клонится в сторону западную, то есть происходит обратное. Случайное стечение обстоятельств жизни лежит в основе такой любви. Это не любовь, а просто связь, подверженная превратностям судьбы..."
    Это - не иудео-христианский пуританизм и не романтические чувства и уж тем более не прагматическая концепция брака по расчету или брака, основанного только на чувственности, а идеальный союз в трех измерениях: Бог, дух, плоть... Как этот союз становится реальностью в жизни супружеской четы? Мухаммад Б. и Франсуаза П. М. продолжают рассказывать.
    - Если ты бахаи, то это не значит, что в семейной жизни, как и во всем остальном, все идет наилучшим образом, - говорит Мухаммад Б. - Но жизнь супружеской четы зависит от силы веры. Чем сильнее вера, тем больше гармонии и мира в отношениях между супругами. Это требует постоянных усилий, особенно в современных условиях, когда общество давит на человека, навязывая такой образ жизни, который неприемлем. С этим надо справиться. Но справиться с наименьшим ущербом для себя, защитив себя чем-то вроде фильтра, который будет пропускать хорошее и блокировать плохое, и при этом надо действовать так, чтобы никого не обидеть, а это очень трудно. В будущем условия изменятся, станет легче. А пока надо бороться.
    Франсуаза П. М. поясняет:
    - Мое бракосочетание совершено по обряду бахаи, но я не скажу, что для нас, бахаи, брак - это нечто совершенно иное, чем для других людей. Он означает принятие на себя серьезных обязательств. Думаю, так же обстоит дело и у людей других вероисповеданий; я знаю, что, например, у католиков есть группы, занимающиеся анализом супружеских отношений, и работают они в том же направлении, что и мы, нацеливая супругов на взаимное уважение, но, может быть, там нет того непрерывного поиска гармонии, общения и тому подобное. А мы это делаем. Трудность здесь в том, что надо быть требовательным прежде всего к самому себе, и бывают моменты, когда хочется на все махнуть рукой, как это бывает в любых отношениях с людьми. Тогда пытаешься найти решение, чтобы все не сломать. И в то же время нельзя довольствоваться отношениями типа "передай мне соль" или "принеси мне чашечку кофе". Отношения должны постоянно углубляться. Здесь нельзя притвориться, об этом не может быть и речи, и иногда бывает очень трудно. Знаете, если оба супруга бахаи, это не значит, что они поступают не так, как все люди. У них те же проблемы, что и у других супружеских пар, несмотря на то, что, как правило, они пытаются что-то изменить в своем поведении.
    - Но есть же люди и других вероисповеданий или даже атеисты, которые стремятся сделать свой брак счастливым!
    - К счастью! Но когда я вижу, как терпит фиаско в своей семейной жизни поколение сорокалетних, когда вижу максимализм, который, как все это признают, наблюдается у молодежи, я спрашиваю себя: может быть, стоит создать межконфессиональные группы? Когда я говорю о межконфессиональных группах, я имею в виду не только различные религии, но и общества франкмасонов, свободомыслящих, во всяком случае, людей с каким-то идеалом и стремлением к нему приблизиться. В таких группах могли бы обсуждать радости и трудности брака, при каких условиях он срабатывает, а при каких нет, чего следует избегать... Это было бы интересно и, возможно, дало бы шанс новому поколению, которое хочет лишь одного - вернуться к определенным традиционным ценностям, ибо молодежь видит, что так называемая сексуальная свобода потерпела фиаско, что она ничего хорошего не принесла.
    Мухаммад Б. вступает опять в нашу беседу и, ссылаясь на наставления Бахауллы относительно того, каким должен стать брак в будущем, рисует интересную перспективу, которая поначалу вызывает недоверие, но по некотором размышлении предстает весьма убедительной.
 
    - Бахаулла говорил о том, что в будущем устройство общества изменится, подростки будут созревать раньше и создавать семьи в совсем юном возрасте. Они будут вступать в брак, когда их личность еще будет находиться в процессе становления, и им вместе придется создавать единство своего союза. Все знают, как это прекрасно, когда ты молод и встречаешь родственную душу. Те, у кого есть средства и возможность создать семью именно в этот момент, пойдут по жизни вдвоем, и у них будет больше шансов сделать свой союз прочным, чем у тех, кто вступает в брак в более позднем возрасте, когда вопрос о создании семьи решается скорее умом, чем сердцем.
    Кроме того, у молодых родителей рождаются здоровые дети, а так как разница в возрасте между родителями и детьми невелика, то им легче общаться, они лучше понимают друг друга.
    -Вы в самом деле думаете, что в пятнадцать или шестнадцать лет человек может взять на себя ответственность за воспитание ребенка, когда он сам еще в чем-то ребенок?
    - В пятнадцать, думаю, и не может, а в восемнадцать - почему бы нет? Все зависит от того, как человек воспитан и образован. Если ребенка с малых лет научить видеть мир и размышлять о происходящем в нем, дать ему возможность постепенно брать на себя все большую долю ответственности, то к восемнадцати годам он будет уже зрелой личностью. Но если все делать за него, обслуживать его, ничего ему не доверять и не поручать, он не станет взрослым к восемнадцати, как, впрочем, и к тридцати годам.
    Разумеется, сегодня это наставление Бахауллы не может воплотиться в жизнь. Это станет возможным в далеком будущем. Но надо уже сейчас изменять наш образ жизни, наши взгляды в соответствии с этими принципами, чтобы в дальнейшем все могло измениться, и люди смогли раскрыть все свои возможности. Важное уточнение: хотя разводы не поощряются, они и не запрещены верой бахаи.
    Когда речь идет о браке, естественно встает вопрос о воспитании детей. И вот мы говорим на эту тему.
    Вера бахаи рассматривает воспитание детей как священный долг, от исполнения которого зависит будущее человечества. Сюда включается само воспитание и образование.
    К слову "воспитание" бахаи добавляют определение "духовное". Если вы не бахаи, вы, возможно, предпочтете слово "религиозное". Учением предусмотрено, что еще с ранних лет ребенок должен усвоить значение молитвы и необходимость веры. "Еще в лоне матери ребенок слышит молитвы, и их духовная сила может благотворно воздействовать на него". Родителей призывают взять за правило петь и читать молитвы у колыбели с первых дней жизни ребенка. Однако подчеркивается, что основы откровения должны передаваться ребенку безо всякого догматизма, поскольку они носят всеобщий характер, и, что важно, ребенок должен получить знания о других вероисповеданиях и основных философских течениях. В пятнадцать лет подросток может самостоятельно размышлять в поисках истины и решить, хочет ли он стать бахаи. Если он решает стать бахаи, то полноправным членом общины он сможет стать только в двадцать один год.
    Мухаммад и Франсуаза объясняют нам принципы работы с детьми. Первая отличительная черта.
    - Да, есть такие короткие молитвы, которые они заучивают и читают по утрам перед завтраком или по вечерам перед сном. Я часто беседую с ними на эти темы, объясняю, что у меня за вера, но также рассказываю и о других религиях... И еще о том, что есть Бог, создавший все в мире, и о том, что такое жизнь после смерти. Здесь важно привить им любовь к Богу и религии. Мои дети росли у очага бахаи, и первое, что они должны были уяснить, - они являются частью человечества, объединяющего всех - белых, черных, желтых. Как только у них возникает этот вопрос, мы сразу же им это разъясняем. Но тут самое главное не переборщить, не сузить процесс воспитания. Бахаулла говорил, что, хотя и следует растить детей в духе нашей религии, важно при всем при этом не скатиться на позиции фанатизма.

    Франсуаза П. М. говорит, что они учат детей, а не вдалбливают им веру.
 - Да, мы учим своих детей молитвам. Да, мы объясняем им нашу духовную концепцию мира. Да, мы оказываем на них влияние. А вы много знаете таких родителей, кому не безразлично воспитание детей, кто не хотел бы передать им те ценности, в которые верят они сами? Но могу вас заверить, что по крайней мере мои дочери воспитаны не в сектантском духе. Большую часть своего детства они провели в Эфиопии, где мы жили довольно долго, ведь муж у меня эфиоп и он там работал. Сам он вышел из старинной эфиопской православной семьи. Его рано овдовевшая бабушка была монахиней. Мои дочери играли с детьми из католических и мусульманских семей. Кстати, я тоже работала; присмотреть за старшей дочкой, которая была еще совсем маленькой, было некому, и только в еврейских яслях согласились взять ее. Она училась говорить на иврите и по-французски одновременно. Меня спрашивали: "А вы не боитесь?" Понятия не имею, почему я должна была бояться. Они проявили доброту, взяв ее к себе в ясли, а кроме того у израильтян замечательно поставлено воспитание детей. Они развивают творческие способности ребенка. Учат их музыке. После старшей и младшая в свое время ходила в те же ясли. Так что, как видите, жили они в довольно пестром окружении. Я, разумеется, им все объясняла. Зачем Рождество? Почему в Эфиопии вся жизнь замирает в Страстную пятницу? Что такое Пасха? Что это за Праздник разговения у дружка-мусульманина, и что такое праздник Ханукка (Праздник света) у приятелей-евреев? Я считала нормальным, что они участвуют в этих праздниках. Я считала просто необходимым для них знать, что это за праздник, на который они идут. Потом они учились во франко-эфиопском лицее. Там было представлено по меньшей мере шестьдесят национальностей, и они учились вместе и были счастливы.
    Мне не надо было бороться с расистскими предрассудками у них, это было бы все равно, что ломиться в открытую дверь! Так что мне просто повезло, будь мы во Франции, такого шанса, может, и не представилось бы. - А вот в повседневном воспитании детей бахаи нет ли каких особых правил?
    - Нет, по правде говоря, ничего особенного нет! Воспитание детей - нелегкое дело, и я не знаю таких семей, где бы все шло гладко с детьми. Повседневные трудности жизни. Воспитание детей само по себе целая наука, психологическая дисциплина, которая развивается уже в течение ряда лет. Для нас воспитание означает применение на практике наших Писаний, но конечно и научный подход. Какой бы веры вы ни были, но если вы беспокоитесь о своих детях, если хотите растить их не так, как выращивают поросят, - то вы подходите к делу воспитания внимательно и вдумчиво. Учите и совершаете промахи... Бахаи - такие же люди, как и все остальные, коэффициент риска у них такой же, как и у любых других родителей... Просто мы пытаемся превратить отрицательное в нечто положительное. Кроме того, мы слишком хорошо понимаем значение воспитания, и среди нас нет людей с другим мнением об этом.
    - Ваши дочери безоговорочно приняли веру бахаи?
    - Я никогда их к этому не подталкивала. Я участвовала во многих выставках и обычно брала их с собой. Они помогали мне в оформлении выставок: устанавливали указатели, что-нибудь подрисовывали. Когда моей старшей было лет пятнадцать, она терпеть не могла разговоров о религии. Я оставила ее в покое.
    - Это вас не обеспокоило?
    - Это нормально! Послушайте, если ребенок не пойдет против родителей в пятнадцать лет, то этого не будет никогда.

    - Так потом все утряслось?
    - Да. Она ходила на встречи молодых бахаи, где проповедуют мало, зато организуют недельные лагеря, забираются на какую-нибудь гору или спускаются в пещеру, ходят на байдарках. А так как она действительно любит спорт, такие вещи ее привлекали. Мало-помалу она научилась видеть все в истинном свете. Когда человеку лет пятнадцать или шестнадцать, он не принимает половинчатых решений, он непреклонен. Она поняла, что человек становится бахаи не потому, что приобрел какой-то "налет" благодаря образованию, здесь, скорее, есть нечто, что ставит это образование под вопрос, что заставляет вас каждый день вновь и вновь определять свою позицию...
    Так вот получилось...
    - А как было у ее сестры?
    - У ее сестры все прошло спокойнее. Она много, очень много читала. Она хотела до всего дойти сама. Она сама все решила. Мне не пришлось ее никуда направлять, показывать, что к чему. Она приняла веру без всяких метаний.
    Нам захотелось убедиться в том, что мы слышали: согласно учению бахаи, основная ответственность за воспитание ребенка лежит на матери. И прежде, чем снова вернуться к разговору о роли женщины вообще, мы задали Мухаммаду Б. вопрос:
- Почему именно на женщину, а не на обоих родителей возлагается забота о воспитании детей?
    - Да потому, что в первые годы своей жизни, наиболее важные, наиболее насыщенные, дети большую часть времени проводят подле матери, которая до этого выносила их. Ее присутствие закладывает в них основы воспитания. И в первые два-три года для них нет ничего более важного. Но мать ни в коей мере не освобождает отца от его доли ответственности. Она не может позволить ему уклониться от исполнения своей роли, поскольку внимание с его стороны, любовь, общение с ребенком необходимы для гармоничного развития детской психики.
    Остается поговорить об образовании, которое, на взгляд бахаи, не является определяющим фактором в воспитании, но его составной частью. Профессор Камеран подчеркивает это:
    -Учение много дало мне. Бахаи придают большое значение образованию. Среднее или университетское образование оценивается выше, чем финансовые успехи и богатство. Это ясно. Я рос в состоятельной семье, но мне все время говорили: истинная ценность не в деньгах. Истинная ценность заключена в знаниях, которые ты можешь приобрести через учение и воспитание. С этой точки зрения весьма интересной представляется история иранских бахаи. Поначалу это были мусульмане, евреи, христиане - их было немного, - которые образовали некое меньшинство, не очень отличавшееся от остального иранского населения. А через сто, сто пятьдесят лет среди бахаи практически не было неграмотных, и лучшее образование получали девочки... Семи или восьми поколений было достаточно для того, чтобы эта группа иранцев стала более образованной, чем все население в среднем, потому что этому способствовала принятая у бахаи система ценностей.
    Нам еще остается затронуть вопрос об отношении бахаи к работе и общественной жизни. С Мухаммадом Б., работающим на административной должности, мы обсуждаем этот вопрос с точки зрения отношений между начальством и подчиненными.
- Бахаулла предписал не злословить, пытаться понять людей, а не судить, не стремиться к достижению договоренности вместо применения власти, но, скажем, если кто-то из тех, с кем вы работаете, подвергает вас нападкам, какова будет ваша реакция?
    - Честно говоря, у меня не было подобных ситуаций.

 Обычно наши отношения с людьми таковы, как мы того заслуживаем. Люди честные, дружелюбные, искренние, делающие все возможное для облегчения жизни других, не считающие своих подчиненных роботами, которым следует только раздавать приказания, прислушивающиеся к мнению товарищей по работе в поисках наилучшего решения, редко наталкиваются на враждебное отношение...
    - А если говорить начистоту, вам никогда не приходит в голову мысль: "Этого человека я терпеть не могу"?
    - Такого не было. Но есть люди, которые никак не могут понять меня, определиться в своих отношениях со мной, которые не понимают, что я от них отличаюсь.
    - Ну это они вас так воспринимают, а каково ваше восприятие их?
    - Видите ли, конечно, иногда встречаются люди, с которыми мне трудно общаться. Я им говорю об этом. Это нужно делать. Бывает, вместо того, чтобы поговорить с тем человеком, кого это непосредственно касается, жалуются на него другим... Я не осуждаю людей. Я пытаюсь понять причины того или иного отношения. Даже в мелочах. Вот совершенно расхожий пример: человек по утру опаздывает на работу. Если первым делом смотришь на часы и выговариваешь за опоздание, не спросив, не случилось ли чего, то я считаю, что это ненормально и не по-человечески. Конечно, всегда можно дать нагоняй, но сердце так же важно, как и разум. Если что-то не ладится на работе, я всегда стараюсь выяснить, в чем дело и могу ли я хоть чем-то помочь в решении возникшей проблемы. Чего это будет мне стоить? Часа времени? А что такое час? Вот так я работаю с подчиненными. Не всегда это воспринимается так, как мне хотелось бы, но люди видят мое отношение к ним.
    Самобытная судьба Франсуазы П. М. открывает другую сторону отношения бахаи к своей профессиональной деятельности. Став врачом-физиотерапевтом, она занималась преподавательской деятельностью в одном из лечебных центров Франции. Затем последовала за своим мужем в Эфиопию, выучила амхарский язык, являющийся государственным языком этой страны, и одно из наречий, на котором говорит большая часть сельских жителей, работала практикующим врачом в очень тяжелых условиях.
    - Вместе с немцами я создала первый в этой стране центр реабилитации. В таких странах, как Эфиопия, сталкиваешься со страшными клиническими случаями. Почти не отпускается средств, нет никакой возможности помочь больным, а тут еще давление со стороны западных стран, которые стараются навязать свое оборудование, когда оно никак не отвечает местным условиям. Тяжелая проверка на прочность.

    Позже, по личным обстоятельствам, она решает полностью изменить свою жизнь и вместе с мужем и дочерьми возвращается во Францию, в сорок пять лет приступает к занятиям в Сорбонне и за год получает степени лиценциата и магистра.
    В настоящее время она работает в аппарате президента крупного французского учреждения, тесно связанного с рекламной деятельностью. Когда мы произносим слово "реклама", то возникает образ чего-то, что побуждает людей к потреблению. Нет ли противоречия в том, что ею занимается приверженец религии, которая, не предавая анафеме понятие "иметь", со всей очевидностью отдает предпочтение понятию "быть"?
    - Я бы ответила на такой вопрос утвердительно, - заверяет Франсуаза П. М., - если бы в том отделе, в котором я работаю, не существовала комиссия по этике, постоянно занимающаяся вопросами нравственности нашей профессиональной деятельности. Что мне действительно претит, так это реклама алкогольных напитков, табачных изделий или заменителей материнского молока в развивающихся странах, где, как известно, его потребление приводит к катастрофическим последствиям. Это меня ужасает. Так что я противлюсь этому...
    - А в чем конкретно проявляется ваше противление?
    - Помешать этому я не могу, у меня нет на это права, но я воздерживаюсь от участия в такой рекламе, а если спрашивают, что я об этом думаю, то высказываю свое мнение.
    - Но если бы вы были непосредственно заняты в рекламном агентстве в качестве, скажем, художника, вы бы согласились разрабатывать рекламу любого товара?
    - Думаю, мне было бы трудно примирить работу с моими этическими воззрениями.
    - А если бы вам пришлось сделать выбор - согласиться на рекламу товара, против которого вы настроены по этическим соображениям, или отказаться и потерять работу - каков был бы ваш выбор?
    - Выбор уже давно сделан. Я бы потеряла работу! Если я творческая личность, то свои творческие возможности я обратила бы себе на благо и создала бы собственное предприятие, деятельность которого была бы мне по душе.
    - То, что вы бахаи, становилось когда-либо препятствием в вашей профессиональной деятельности?
    - Косвенным образом. Например, мне предложили сопровождать президента нашего агентства в одну из очень ортодоксальных мусульманских стран, где запрещено находиться бахаи. Для получения визы надо было заполнить анкету и указать свое вероисповедание... И речи быть не могло о том, чтобы я указала, как мне предлагали сделать, будто я католичка, поскольку я когда-то действительно была католичкой и ходила в церковь...

 Так вот, я объяснила все своему начальнику... и он поехал без меня, и все тут.
    - Ваши коллеги по работе знают, что вы бахаи?
    - Значка такого не ношу, но, конечно, они знают.
     - Это как-то влияет на ваши с ними отношения?
    - Не особенно. Впрочем, разве что в одном: когда начинаются разборки. Знаете, как бывает на работе: всякие там разговоры, косые взгляды. Всем известно - если мне что-то рассказать, дальше меня это не пойдет. Ко мне приходят и рассказывают: "Этот такой, этот сякой, а этот мерзавец..." Тогда я пытаюсь как-то разрядить обстановку, распутать клубок интриг, и люди знают, что все останется между нами, это позволяет избежать столкновений. Если хотите, мне иногда приходится выступать в роли полковой маркитантки...
    - Так вам действительно удается и на работе и в кругу знакомых не злословить, не сердиться, не говорить или думать о других: "Какой он идиот, какой мерзавец"?
    - И речи нет о том, чтобы это всегда удавалось! В том-то и беда. Проявляются все наши порывы, человеческая слабость...
    - И тогда вы чувствуете себя виноватой?
    - Чувство вины ни к чему хорошему не приведет. Это разрушительное чувство. Сделанного не воротишь. А бахаи должен всегда быть устремлен вперед, к совершенствованию. Быть бахаи - это значит быть мужественным. Но по сути своей это относится к любой религии, если живешь действительно так, как она учит жить.
    Нам показалось, что особый интерес представляет соотношение принципов веры и профессиональных обязанностей, когда дело касается медицины. У нас была возможность коснуться этого вопроса на встрече, организованной Ассоциацией врачей бахаи, в которой - и это нас поразило - состоит много выходцев из Ирана.

    Никаких молитв ни на открытии, ни на закрытии встречи. Зал воспринимает происходящее с вниманием, но без напряжения. На маленьком помосте, где сменяют друг друга выступающие - бахаи и не бахаи - царят скорее доброжелательность и искренность, чем напыщенность, все друг с другом на "ты". Мы не станем задерживаться на подробностях выступлений и дискуссий, разворачивавшихся после каждого выступления, на которых поочередно говорили терапевт, хирург, педиатр, служащая аптеки и медсестра, хотя хотелось бы все же отметить очаровательную девушку по имени Моника, которая смело начала свою речь такими словами:    "Прежде всего я должна заявить о полной поддержке бастующих медсестер".
    Происходившее в тот день можно обобщить так: гуманистический подход к человеку в противовес механистическому. Это чувствовалось в выступлении руководителя анестезиологической службы (сам он не бахаи), говорившего о больных, у которых "только глаза могут кричать о помощи", и о том, что нельзя лишать безнадежных больных общения с людьми. Это чувствовалось и тогда, когда служащая аптеки настаивала на том, что ее работа - не только отпускать лекарства, но и успокаивать больного, по-человечески помогать ему или советовать, при этом главная трудность, с которой ей приходится сталкиваться, если относиться к клиентам таким образом, - нехватка времени. И когда медсестра, не мудрствуя лукаво, говорила: "Поскольку я бахаи, я стараюсь относиться к работе в соответствии со своими идеалами". И когда хирург заметил: "...теперь речь идет о том, чтобы установить не двустороннюю связь "врач - больной", а трехстороннюю, включающую и жизненную силу", - а потом процитировал Амбруаза Паре: "Я только облегчаю страдания, а Бог излечивает".
    Ободренные успехом первых шагов, мы, естественно, захотели поглубже разобраться во всем этом, и это привело нас в элегантную приемную профессора К. С. Как это часто случалось во время нашего исследования, он заговорил с нами совсем не о том, чего мы от него ожидали.
    - В нашей работе, врачебной практике, часто бывают ситуации, когда принадлежность к вере бахаи не имеет никакого значения, а бывают и такие, как мне представляется, когда вера заставляет нас поступать вполне определенным образом. Если угодно, давайте рассмотрим такой пример. Я врач, руководитель отдела и преподаватель университета. Передо мной стоят две задачи. Одна - лечить больных. Другая - в какой-то степени вести за собой людей, быть их руководителем. Когда решаешь технические задачи - выбор метода лечения, назначение лекарств - вера ни при чем. Это то, что в университете называют политикой: какие предметы следует преподавать, как составить расписание занятий. Это чисто профессиональные вопросы, и их решение зависит от знания предмета. И все же и в медицинской и в преподавательской сферах моей деятельности есть такие аспекты, когда многое определяется верой: отношение к больному, осознание долга перед обществом... Здесь вера помогает нам, давая точку отсчета. Конечно, будучи врачом, все время сталкиваешься с этическими проблемами. Но это касается не только врачей бахаи. Кто-то становится просто специалистом, а других волнуют этические вопросы, и каждый размышляет над ними, но не как бахаи, а как человек, у которого за душой есть еще что-то, кроме науки. Удается достичь полного согласия по этическим вопросам со многими коллегами, которые придерживаются других вероисповеданий или даже не верят в Бога.
    Например, один из самых насущных вопросов, с которым приходится сталкиваться, - это вопрос об эффективности имеющихся технических средств. Мы же не можем ими пользоваться только потому, что они есть на белом свете. Нам еще надо решить, насколько они соответствуют потребностям пациента. Возьмем случай, когда больному надо сделать операцию. Что касается анестезии, то сегодня мы можем сделать все. И к операции практически нет никаких противопоказаний. Но сначала хорошо бы задуматься - а надо ли вообще оперировать? Изменится ли жизнь человека к лучшему?
    Поможет ему это или нет? Это проблемы не научного плана. Такой вопрос ставится и в отношении больных раком в конечной стадии, и в отношении людей, переживших аварию и находящихся в глубокой коме, и стариков на пороге смерти.
    - Короче, в тех случаях, когда применимо понятие "поддержание жизни"?
    - Да, поддерживающее лечение - один из важнейших аспектов данной проблемы. Грубо говоря, у нас слишком много власти, и следует думать, прежде чем ею воспользоваться, да и делать это надо разумно. Многие врачи сталкиваются с подобной проблемой, но обосновать свою позицию можно только на основе научных данных. Надо быть врачом, чтобы пойти на принятие решения. Меня иногда удивляет и даже поражает - и я говорю это вам с полной откровенностью - когда кое-кто из бахаи, ничего не понимая в медицине, выносит свои суждения о медицинской этике. Похоже, таким людям иной раз представляется, будто только они являются обладателями истины, будто только они озабочены этическими проблемами. Я против этого. Многие мои коллеги - люди великодушные, больше думающие о больных, чем о болезнях, - ломают головы над этими вопросами. Если ты бахаи, это отнюдь не значит, что ты всегда прав.
    А с другой стороны, если ты бахаи, то это дает ориентиры,когда размышляешь о молодости и старости, о страдании, о жизни и смерти, даже о таких вещах, как оплодотворение в пробирке или аборт. Живешь, постоянно размышляя о каких-то важных вопросах. И конечно, говоришь об этом с людьми.
    - Какова позиция ортодоксальных бахаи по вопросу об абортах?
    - Не знаю. Я не "ортодоксальный бахаи".
    - А какова ваша позиция?
    - Вы же знаете, что врач не имеет права отказать в помощи тому, кто в ней нуждается, но в силу своих убеждений может отказаться делать аборт. Мне, поскольку я анестезиолог, иногда приходится участвовать в проведении абортов, и если я это делаю, так потому, что уверен - в некоторых случаях это просто необходимо. Аборт - это катастрофа, ужасная операция, и у женщины, прошедшей через аборт, это непременно отложится в сознании, оставит свой след в душе - рубец останется навсегда. Но иногда бывают такие случаи, когда, если не сделать аборт, последствия могут быть еще более тяжелыми. И скажу вам честно, я не думаю при этом о душе ребенка.
    - А как вы себя ведете с умирающим больным?
    - Нет заранее установленных правил. Решаешь, когда видишь. Если больной знает, что он умирает, можно, например, сказать ему так: "Знаете, у вас неизлечимая болезнь. Я врач, здоровье у меня хорошее. Но может так статься, что я завтра умру, а вы будете жить. У меня нет никаких преимуществ перед вами. Вы - человек, и я - человек. Правда, у меня есть определенные знания, которые могут вам помочь. В этом мое единственное превосходство над вами, а так - я тоже не бессмертен". Думаю, сказать это - тоже важно.
    - Да, но это присуще не только бахаи. У многих врачей, как вы сами подчеркнули, такое же отношение.

 В вашем поведении как врача проявляется ли что-нибудь такое, что свойственно только бахаи?
    - У меня нет никаких рецептов бахаи. Но зато кое в чем я чувствую себя более уверенным, потому что это связано с образом жизни бахаи и потому что я был так воспитан. Я всегда готов выслушать самые разные мнения. Есть уже укоренившаяся привычка стремиться к достижению согласия, или, как мы говорим, к совету, поскольку в общинах бахаи жизнь строится именно на основе совета. Я бы даже сказал, что эта своеобразная техника общения, которую люди быстро осваивают в общине бахаи, поскольку она во всех случаях срабатывает, очень полезна и обогащает человека. Мое воспитание также предопределило неприятие каких бы то ни было предубеждений, касающихся расы, пола или социальной среды. И опять же бахаи здесь не исключение, но для них это естественное отношение к данным проблемам. Воспитание в духе бахаи очень помогает мне в жизни. Я прошел хорошую школу. Такое же отношение может быть и у других людей, хотя они и воспитывались по-другому. А некоторым людям все это присуще даже в большей мере, чем мне.
    - А может быть, врачи - бахаи чаще, чем другие, видят в больном личность и проявляют к ней уважение? Хотя в целом отношение врачей к больным улучшилось, все еще часто доводится видеть, как "светила", весьма компетентные в своей области, обращают на пациента внимания не больше, чем на неодушевленный предмет.
    - Возможно, личные амбиции, желание добиться успеха становятся иногда самым главным, в ущерб другим ценностям. Но настоящие светила - люди чуткие. Мои учителя всегда с вниманием относились к чужому мнению и были чрезвычайно скромны. Знаете, есть персидская пословица, которая гласит: "Чем богаче дерево плодами, тем ниже оно клонится к земле". Дело здесь не в вере, а в личных качествах человека. Я просто счастлив, что многие мои коллеги обладают всеми этими качествами, и в то же время они - не бахаи.
    Множество людей в своем поведении пользуются теми же мерками, что и мы. У меня создается впечатление, что я один из многих, кто стремится выслушать чужое мнение, быть всегда искренним в общении с людьми и ищет пути к согласию между ними. Просто, когда ты рожден в семье бахаи, многие черты характера становятся едва ли не врожденными и естественными, вот и все.
    - Многие иранские бахаи становятся врачами. Вы пошли в медицину по призванию? Из желания быть полезным? Или под влиянием веры?
    - Не совсем так. Я кончил школу с математическим уклоном, но в математике был силен не настолько, чтобы поступать туда, где мне бы хотелось учиться. Так что здесь скорее дело случая. У меня брат врач... вот и я пошел в медицину.
    - Мне говорили, что врач последнего шаха Ирана был бахаи.
    - Да, это так.
    - Давайте представим, что аятолле Хомейни, который подвергает гонениям ваших единоверцев, потребовалась ваша помощь. Как вы поступите?
    - Конечно, окажу помощь. Самое прекрасное для врача - это возможность лечить любого человека, независимо от того, кто он и что собой представляет. Ваш пример немного надуман, но когда в больницу поступает виновник автомобильной аварии, жертвами которой стало пять человек, то его лечат так же, как и всех остальных. В Соединенных Штатах, где я недавно побывал, часто приходится оказывать помощь торговцам наркотиков, а ведь от них - только зло, особенно для молодежи, это такие низкие люди! Медсестры, врачи выхаживают их, и им все равно, кто перед ними, важно, что это - человек. А во французских больницах разве будет медперсонал, исходя из истории болезни пациента, действовать по принципу: "Послушайте, это же иммигрант, мы его лечить не будем"? И это одно из тех явлений, которые обнадеживают. Так что, если аятолла окажется в моей больнице, с удовольствием буду лечить его, хотя он и преследует бахаи в Иране. Это не имеет отношения к исполнению профессионального долга.
    В ходе наших бесед о повседневной жизни бахаи, мы снова затронули вопрос о политике. Напомним, что бахаи запрещено вступать в какие-либо партии и выступать против существующего правительства. А как обстоят дела на самом деле? Мухаммад Б. уже рассказывал о своих родственниках, которые приобщили его к вере бахаи во время войны в Алжире.
    - Они были сторонниками независимости Алжира. Но когда в Оране - вы, наверное, помните, - сложилась тяжелая, взрывоопасная ситуация, они, я думаю, прилагали все усилия к тому, чтобы наладить связи, установить диалог между двумя противостоящими общинами. 
    Замечание Франсуазы П. М. относительно тиранических, коррумпированных, расистских режимов было весьма однозначным и... весьма в духе бахаи:
    - Надо обращать во благо любую ситуацию, даже самую катастрофическую.
    - Трудно обратить во благо ГУЛАГи, пиночетовские стадионы или апартеид!
    - Если сам живешь в такой стране, то можешь учить живущих бок о бок с тобой людей, чтобы у них открылись глаза. Вовсе не обязательно учить вере бахаи праздными словами. Можно сказать людям: "Вы вправе иметь свою точку зрения, читать газеты, думать над тем, что происходит". Почему власть оказывается в руках тиранов? Потому что слишком много в мире людей, готовых проглотить ложь, которую им подсовывают, не пытаясь ни в чем разобраться, лишенных критического взгляда на происходящее, и беды наши от того, что люди начинают подчиняться, не рассуждая. Уверяю вас, что современных диктаторов больше всего страшит то, что люди могут прозреть. Тогда, знаете ли, очень трудно будет морочить им голову. Так что в условиях диктатуры мы должны не бежать от нее, а поддерживать людей, вселять в них надежду, удерживать от отчаяния, поскольку отчаяние ужасно. Вот поэтому-то, несмотря на наш отказ от любой борьбы, мы все-таки можем оказаться полезными.
    Теперь, заканчивая наше исследование, которое мы вели во многих направлениях, приходим к выводу: тем общим, что присуще бахаи в их повседневной жизни - об этом говорили все, - является неистребимое желание достигнуть согласия. Это же является одним из законов общественной жизни, предписанных Бахауллой. На любом уровне - будь то предприятие или семья, производственная деятельность или частная жизнь - любое важное решение принимается только после того, как изложены все точки зрения.
    Вспомним, что писал Бахаулла: "Сверкающая искра истины возгорается только при столкновении разных мнений".
    Нам остается еще поговорить об отдыхе. Но эта тема быстро иссякает. У бахаи есть "встречи у камелька" и общие праздники, есть "летние школы", где в течение недели проводятся занятия по определенной теме, не обязательно относящейся к религии, а свободное время отдается спорту и развлечениям. Словом, ничего необычного. Кино, музыка, театр, танцы, дружеские встречи - каждый занимается тем, чем хочет. "Просто, - уточняет Мухаммад Б., - мы отвергаем все упадническое, пошло коммерческое, и во всем пытаемся соприкоснуться с прекрасным, с тем, что приносит радость, будь то музыка, еда или одежда".

 От него мы услышали такой вывод: "В вере бахаи некоторые установления применимы исключительно к внутренней жизни, другие больше связаны с жизнью общины, общества, они имеют общечеловеческий характер. Они жизненно необходимы для создания здоровых основ общества и зарождения новой, Боговдохновенной цивилизации. Главным же для достижения единства народов является любовь ко всем людям, к человечеству в целом, во всем его разнообразии. Если ты не воспринял этого, то ты не бахаи".

Found a typo? Please select it and press Ctrl + Enter.

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /home/u82801/public_html/bahai.uz/modules/mod_je_accordionmenu/helper.php on line 73