Литература

Adabiyot

Вера Бахаи — секта или нет?

На основе приведенных выше критериев можно попытаться описать Веру Бахаи как секту Ислама: она возникла в исламском культурном контексте и во многом — с точки зрения истории, языка и частично теологии — тесно связана с Исламом. Именно поэтому исламоведы в прошлом часто помещали Веру Бахаи среди исламских сект.

То, что сами бахаи отказываются считать свою веру сектой, само по себе не является достаточным основанием для освобождения ее от этого ярлыка. Основанием для опровержения этой точки зрения является лишь то, что Вера Бахаи не подпадает под указанные выше определения.

По характеру своего учения и теологии Вера Бахаи не является особым течением в рамках Ислама. Она никоим образом не заявляет, что ведет к возрождению Ислама. Напротив, Вера Бахаи утверждает, что она основана на новом откровении от Бога. Это утверждение не позволяет называть Веру Бахаи сектой, так как секта всегда стремится к тому, чтобы ее ассоциировали с материнской религией.

Основой Веры Бахаи и источником ее законов являются произведения Бахауллы, основателя Веры Бахаи. Коран отодвигается в ней на второй план, приобретая, в основном, историческое значение. Считаясь подлинной записью Божественного Откровения, Коран остается для бахаи священной книгой (своего рода «Ветхим Заветом»), однако не служит ни теологическим основанием, ни источником законов. Согласно учению бахаи, эпоха Мухаммада завершилась в 1260 г. хиджры (1844 от Р. Х. ), и в истории человечества началась новая эра. Уже в 1848 г. на съезде в Бадаште собравшиеся там последователи Баба, осознавая статус нового откровения, объявили об отмене мусульманского закона. Таким образом, законы Ислама и неотъемлемые положения ортодоксальной мусульманской веры (а также ее ответвлений) — например, окончательность Откровения Мухаммада, — отвергаются бахаи. Бахаи не считают себя мусульманами и не собираются «возвращаться к основам ислама». Бахаулла, а не Мухаммад, занимает центральное положение в этой религии. Здесь отсутствует реформаторский, обращенный в прошлое взгляд, который считается важным критерием секты. Этот факт давно признается мусульманскими судами, как это видно из нижеследующих примеров.

10 мая 1925 г. религиозный апелляционный суд в местечке Беба в египетской провинции Бени Суеф объявил недействительными три брака, ссылаясь на то, что мужья являются бахаи. В заключении суда объяснялось, что:

…Вера Бахаи является новой религией, совершенно независимой, с собственными верованиями, принципами и законами, которые отличаются от верований, принципов и законов Ислама и совершенно противоречат им. Следовательно, никакой бахаи не может считаться мусульманином и наоборот, точно так же как никакой буддист, брамин или христианин не может считаться мусульманином или viceversa.

Официальный приговор заканчивается такими словами:

Если любой из них [мужей] покается, уверует и признает всё… что Мухаммад, Апостол Божий… принес от Бога … и возвратится под сень Великой Веры Ислама… и подтвердит… что Мухаммад… есть Печать Пророков и Посланников, что вслед за Его религией не будет никакой другой религии, что никакой закон не отменит Его закон, что Коран — последняя из Книг Божиих и Его последнее Откровение для Его Пророков и Его Посланников,.. он будет принят и получит право возобновить свой брачный договор…

В ответ на вопрос о том, могут ли бахаи хоронить своих умерших на мусульманских кладбищах, египетское Министерство юстиции проконсультировалось с муфтием, который написал в своем заявлении от 11 марта 1939 г.:

Сим удостоверяем, что эта община не должна считаться мусульманской, и это доказывается исповедуемыми ею взглядами. Изучение того, что они называют «Законами бахаи о вопросах личного статуса», каковой документ прилагался к делу, предоставляет исчерпывающие доказательства. Всякий из членов ее, который прежде был мусульманином, благодаря вере своей в притязания этой общины отринул Ислам и считается вышедшим из-под сени его, и подпадает под закон касательно вероотступничества, установленный в истинной Исламской Вере. Поскольку данная община не является мусульманской, недопустимо хоронить ее умерших на мусульманских кладбищах — неважно, были они раньше мусульманами или нет.

Неприменимы к Вере Бахаи и остальные критерии религиозной социологии, описывающие секту. В учении бахаи нет ни догматической узости, ни индивидуалистичной обособленности, не говоря уже о враждебности к светской культуре или любой другой разновидности чувства исключительности.

Вера Бахаи — всеобъемлющая религия. Послание Бахауллы направлено ко всему человечеству. Еще Баб, предтеча и провозвестник Бахауллы, призывал народы Запада быть «словно истинные братья в единой и неделимой религии Божией, свободной от различий», выйдя, таким образом, за рамки своего культурного контекста. Бахаулла ставит перед Собой задачу объединить все человечество. Единственным лекарством для нравственно больного общества, способным обеспечить выживание человечества, является духовное и политическое объединение всех народов во всемирную федерацию, опирающуюся на общую веру, свободную от искажений прошлого:

Лучшим лекарством и наимогущественным средством для исцеления всего мира Господь избрал союз всех народов в одном общем Деле, в единой Вере… Благополучие рода людского, его мир и безопасность недостижимы до тех пор, пока прочно не утвердится его единство.

Центральные положения Веры Бахаи — это принцип любви ко всему человечеству и создание мировоззрения, удовлетворяющего интересы всей планеты:

Тот воистину достоин называться человеком, кто ныне посвятил себя служению всему роду людскому. Величайший речет: Блажен и счастлив тот, кто поднимается, дабы содействовать высшему благу народов и племен земли. И еще Он возвещает: Не тот должен гордиться, кто любит свою страну, а тот, кто любит весь мир. Земля — единая страна, и человечество — ее граждане.

Речение Божие есть светильник, свет коего заключен в словах: Вы — плоды одного дерева и листья одной ветви. Относитесь друг к другу с величайшей любовью и кротостью, дружелюбием и товариществом… Свет единства столь могуществен, что способен озарить всю землю.

Таким образом, религия бахаи является всемирной по своему характеру. Традиционные религии, такие как Буддизм, Христианство и Ислам, являются всемирными, поскольку обращаются ко всему человечеству в целом — с точки зрения этих религий, весь мир должен быть перестроен согласно посланию Бога. Этот универсализм еще более отчетливо выражен в послании Бахауллы, где содержится ясный призыв к политическому и духовному единению человечества и дается модель структуры общества, способного осуществить это единство.

Следующая особенность, плохо согласующаяся с образом секты,— это пристальное внимание, которое Вера Бахаи уделяет состоянию светского общества. Забота только о собственном спасении и слепота в отношении нужд мирового социума — тот самый эгоизм, который побудил Карла Маркса к столь суровой критике религии — осуждается в учении бахаи. Божественное послание объемлет все стороны человеческой жизни. Намерение Бога — спасти всё общество, а не только отдельных его членов.

Конечно, послание Бахауллы, как и любое другое Божественное откровение, является, в первую очередь, руководством для личности. Это та самая извечная стезя, в начале каждой эпохи очищаемая от наслоений и препятствий прошлого, идя по которой, человек может достичь просвещения и духовно возродиться — то есть приблизиться к Богу. Однако откровение Бахауллы не ограничивается только этим «вертикальным» измерением. Вера Бахаи — не просто «вероисповедание»; это религия во всеобъемлющем смысле, поскольку у нее есть также и «горизонтальный» аспект, «политическое» измерение.

Согласно Бахаулле, как личность, так и человечество в целом нуждаются в просвещении и руководстве со стороны Богоявлений. Эти два измерения объясняются в следующем отрывке из писаний Бахауллы:

Бог посылает Своих Пророков людям с двоякой целью: во-первых, дабы вызволить детей человеческих из тьмы невежества и направить их к свету подлинного понимания; во-вторых — обеспечить человечеству мир и покой и подать все средства, коими они могут быть установлены.

Бахаулла подчеркивает важнейшую и необходимую роль, которую играет религия в обществе, устанавливая закон и порядок: «Воистину, религия есть главное орудие установления порядка в мире и спокойствия среди народов его» «Религия, поистине, есть лучезарный свет и несокрушимая твердыня защиты и процветания народов мира…» Бахаулла заложил основание нового мирового порядка, в котором все народы будут жить в мире и справедливости, объединенные общей верой в Бога и Его откровение. Он пришел, чтобы установить обещанное Царство Божие на земле: «Установление мира и единства во всем мире представляет собой установление Царства Божьего на земле, окончательный триумф добра над злом, который описывался религиями прошлого в символических терминах». Это Царство будет мировым порядком, организованным на основе явленного закона Божьего, и объемлющим все человечество. Плодом его будет «Величайший Мир». Установить этот мировой порядок — желание Бога. Однако Царство Божие наступит не просто по мановению Божьего перста, вдруг, волшебным и сверхъестественным образом, как это представляют христианские ортодоксы, буквально трактующие Библию. Оно наступит благодаря активному участию человечества в историческом процессе радикального преобразования каждой отдельной личности и всего человеческого рода.

Такой взгляд отличает бахаи от приверженцев тех христианских сект, которые подчеркивают необходимость паросии [Parousia] и наступления Царства Божьего, наивно и трепетно ожидая чудесного события в видимом небе — возвращения Христа, по пришествии Которого спасенные удостоятся награды и заживут вместе в состоянии блаженства.

В связи с этим мы замечаем еще одно впечатляющее отличие между главными теологическим положениями Веры Бахаи и предыдущих религий: тогда как религии прошлого и все их секты по-прежнему ожидают наступления эсхатологических событий, предсказанных в их Святых Писаниях, для бахаи эсхатологические события всех мировых религий уже исполнились. Христианские секты ожидают Второго Пришествия Христа, мусульмане — наступления «Часа» и «Великого Провозглашения», тогда как бахаи считают, что эти события исполнились с приходом Бахауллы, ознаменовавшим наступление Царства Божьего.

Еще одна черта секты — уход от мира и изоляция от общества, с вытекающим отсюда неприятием светскости, — столь же чужда Вере Бахаи. Учение Бахауллы отчетливо призывает позитивно относиться к миру и человеческой цивилизации. Конечно, Бахаулла, как и все Пророки прошлого, указывает на суетность мира сего и тленность всех дел человеческих и земных богатств. Краткость жизни и преходящий характер мирских вещей часто упоминаются в Его Писаниях. Однако эти утверждения нельзя интерпретировать как эскапистскую отрешенность от мира. Аскетизм и уход от мира однозначно осуждаются: «Вкушайте, о люди, от благих вещей, разрешенных вам Богом, и не лишайте себя дивных благодеяний Его». Такой позитивный подход к культуре ясно подтверждается тем, что Вера Бахаи рассматривает поступательное развитие человеческой цивилизации как результат созидательного импульса, приносимого Божественными Откровениями. Развитие человеческой культуры тесно связано с религией: «Все люди сотворены для того, чтобы двигать вперед вечно развивающуюся цивилизацию».

Неиндивидуалистичный характер Веры Бахаи проявляется в том, что притязания отдельных личностей, якобы вдохновленных свыше, полностью отвергаются. Основой общины являются юридически установленные нормы и институты. Правом принятия решений и духовным авторитетом облечены только эти конституционные органы. Харизматические личности и спонтанное вдохновение занимают подчиненное положение. Харизма Божественного руководства — атрибут, присущий только введенным Бахауллой институтам, которые демократически избираются общиной верующих; личности, входящие в эти институты, не обладают никакой властью.

Кроме того, община бахаи не рассматривает себя как элитарную группу. Каждый верующий должен жить согласно учениям и заповедям Бахауллы, приобретать духовные добродетели, ориентироваться на императивы новой этики, заниматься самопознанием и стремиться к совершенству. Однако для вступления в общину не требуется обладать каким-то предварительным уровнем совершенства. Никто не должен отчитываться в своей прошлой жизни, никто, кроме Бога, не имеет права выносить суждения о моральном уровне конкретного человека. То, что бахаи считают признание Бахауллы и Его Послания важными для спасения, не является чем-то уникальным и не свидетельствует об элитарном высокомерии. В других религиях вера также является необходимой предпосылкой спасения. Согласно католическому учению, спастись могут только члены католической общины, те, кто состоит в Церкви и поэтому принадлежит к мистическому Corpus Christi. Бахаи не получает билета в Царствие Небесное только потому, что он уверовал, и никто не гарантирует ему, что он избегнет Суда, который, как объявил Бахаулла, вершится над человечеством.

Остается еще принцип свободы выбора, который социологи рассматривают как атрибут секты. Однако действительно ли это так? Применим ли этот принцип к общине бахаи? И если да, является ли это достаточным основанием для определения этой общины как «секты»? Такая точка зрения на принцип свободного выбора демонстрирует факт, отмеченный в начале статьи — что типология религиозной социологии создавалась на примере западной формы христианской религии, где существует дихотомия «церкви» и «секты». Эту дихотомию редко когда удается перенести на другие религиозные общины, не подпадающие под эту альтернативу уже потому, что их юридическая структура не соответствует христианской модели.

Иудаизм, например, отчетливо демонстрирует, что принуждение или свобода выбора не имеют отношения к вопросу о критериях секты. Ребенок матери-иудейки является иудеем с рождения. Однако это верно и в отношении иудейских сект. Если считать, что свобода выбора является непременным атрибутом секты, тогда получится, что в иудаизме вообще нет сект, поскольку все направления иудаизма, даже самые радикальные хасидские группы, признают иудеем всякого, кто имеет мать-иудейку.

И в христианстве, как указал Густав Меншинг [Gustav Mensching], человек не принадлежит к церковной организации с момента рождения — он вступает в нее в результате крещения, которое дарует character indelebilis и которое, согласно каноническому закону, раз и навсегда вводит человека в Церковь. Принудительный характер крещения очевиден только при крещении младенцев — конечно, если игнорировать тот факт, что, согласно церковному закону, выйти из церкви невозможно. Обращение в христианство, то есть решение о принятии крещения в зрелом возрасте, осуществляется как акт свободного выбора. В первые годы Христианства, а также и сегодня в тех местах, где Христианство расширяется и в него всё еще вступают новообращенные, крещение совершалось и совершается в результате акта проявления свободной воли. Таким образом, при определенных условиях принцип свободы выбора применим и к церкви. Принцип принудительного членства в результате крещения в младенчестве преобладает только там, где христианство укоренилось уже очень глубоко и передается из поколения в поколение.

Видимо, религиозные социологи посчитали, что именно такое положение вещей является обычным, и определили свои критерии соответствующим образом. Недавно наметилась тенденция — по крайней мере, в немецких протестантских церквях, — считать крещение младенцев и взрослых одинаковым по статусу. Всё это показывает, что не стоит слишком полагаться на принцип свободы выбора как на критерий различения «секты» и «церкви»; как ясно указывает Иоахим Вах [Joachim Wach], «он не слишком-то помогает».

Бахаи не принадлежат к общине бахаи от рождения. Человек становится бахаи, принимая Послание Бахауллы, — неважно, происходит это в результате личного поиска или родительского воспитания. Нет никакого посвящения, никакого ритуала, которому кто-то может быть подвергнут бессознательно или без предварительного согласия. Бахаи становятся сознательно, в результате личного выбора. Принцип бахаи, предписывающий индивидуальный, независимый поиск истины, исключает возможность принуждения — в какой бы то ни было форме — к членству в общине Бахауллы. Если кто-то станет утверждать на основании этого критерия, что Вера Бахаи — секта, тогда придется назвать сектой, например, весь Ислам, поскольку там ситуация с данным критерием обстоит примерно так же.

Found a typo? Please select it and press Ctrl + Enter.

Warning: "continue" targeting switch is equivalent to "break". Did you mean to use "continue 2"? in /home/u82801/public_html/bahai.uz/modules/mod_je_accordionmenu/helper.php on line 73