Литература

Adabiyot

Главный несокрушенный оплот

Основная сохраняющаяся цитадель, могучая длань, вздымающая ввысь стяг несокрушимой Веры, есть не что иное, как благословенная община последователей Величайшего Имени на североамериканском  континенте. Благодаря деяниям своим и неизменному покровительству со стороны
всесильного Провидения, этот выдающийся участник постоянно растущего сообщества бахам Востока и Запада, по праву может претендовать на всеобщее признание в качестве колыбели, а кроме того, и цитадели того будущего Нового Мирового Порядка, что является одновременно и сутью, и славой Божиего Промысла, связанного с именем Бахаулла.
     Пусть любой из тех, кто склонен либо преуменьшать то особое положение, что ниспослано этой общине, либо ставить под сомнение роль, которую она призвана сыграть в будущем, задумается над смыслом следующих веских слов, адресованных ей Бахаулла в тот миг, когда судьбы мира, стонущего под бременем опустошительной войны, были как нельзя более плачевны. "Американский континент, - писал Он столь многозначительно, - является в глазах Бога праведного землей, где Он явит дива светоча Своего, где раскроются тайны Веры Его, где будут обитать добродетельные и собираться свободные."
    Уже сейчас сообщество верующих на североамериканском континенте, являющееся движущей силой и одновременно образцом для будущих общин  Веры Бахаулла, которые ей суждено создать во всем западном полушарии, продемонстрировало свою способность заслужить признание в качестве факелоносца этого света, хранителя этих таинств и святилища свободы. О каком ином свете может идти речь в процитированном выше высказывании, как не о славном свете Золотого Века Веры Бахаулла? О каких тайнах  мог Он размышлять, как не о тайнах того зачаточного Миропорядка, что возникает сейчас в рамках Его Правления? О какой добродетельности, если не о добродетельности, которую может создать Его Эпоха и Его Порядок? О какой свободе, как не о свободе, которую с течением времени может даровать провозглашение Его верховной власти?
     Община организованных распространителей  Веры Бахаулла на американском континенте - духовных наследников тех, кто на заре этой героической Эпохи смертью своей провозгласил рождение этой Веры, - должна в свою очередь, не с помощью смерти, но с помощью жертвенной жизни, положить начало обетованному Миропорядку, той оправе, в которую суждено быть помещенным бесценному бриллианту, всемирной цивилизации, вдохновителем которой и является эта Вера. В то время как  другие религиозные общины склоняются под натиском штормовых ветров, обрушивающихся на  них со всех сторон, эта община, хранимая нерушимыми указами всесильного Вершителя и постоянно поддерживаемая теми полномочиями , которыми наделили ее Скрижали Промысла Божиего, сейчас закладывает фундамент и бережно поддерживает рост тех институтов, что должны провозгласить приближение эпохи, которой суждено стать свидетелем  возникновения и становления Миропорядка Бахаулла.
     Община, довольно незначительная по численности, отделенная огромными расстояниями как от центра  своей Веры, так и от тех краев, где живет основная масса братьев по вере, лишенная в общем материальных ресурсов, испытывающая нехватку опыта и авторитета, неосведомленная о нравах, обычаях и привычках тех народов и рас, от которых произошли ее духовные Основатели, абсолютно не знакомая с языками, на которых были первоначально явлены ее сященные Писания, обреченная довольствоваться неадеквантной передачей лишь фрагментарной доли литературы, воплощающей ее законы, доктрины и историю, подверженная с младенчества испытаниям неимоверно суровым, включающим порой дезертирство некоторых из самых видных ее представителей и необходимость, с момента возникновения, все большей борьбы с силами коррупции, безнравственности  и косной предвзятости. И эта община, менее чем за столетие, без помощи какой-либо родственной ей общины на Западе или на Востоке, дала, благодаря небесной силе, которой так щедро наделил ее вселюбящий Господь, такой толчок поступательному движению Дела, которому себя посвятила, с каким не сравнятся все достижения единоверцев на Западе.
    Какая другая община, уместно спросить, способствовала  созданию модели и дала первоначальный толчок тем административным формам,  что стали авангардом Миропорядка Бахаулла? Каквая другая община смогла продемонстрировать с такой последовательностью изобретательность, дисциплину, железную решимость, рвение и настойчивость, верность и преданность, столь необходимые для построения и постоянного расширения структур, в рамках которых лишь и могут развиваться и созревать эти нарождающиеся  институты? Какая другая община доказала, что руководствуется таким высоким идеалом или готова подняться до таких высот самопожертвования или в состоянии добиться столь высокой степени солидарности, чтобы оказаться в состоянии возвести за такой короткий срок и в такое решающее время здание, вполне заслуживающее того, чтобы считаться самым крупным вкладом Запада в Дело Бахаулла? Какая еще община может с полным правом  утверждать, что ей удалось, благодаря единоличным усилиям одного из ее скромных членов, заручиться поддержкой царственных особ и получить такие прекрасные письменные отзывы о ее истинности? Какая еще община проявила такую прозорливость, энтузиазм и организаторские способности, благодаря которым на всей ее территории были основаны и стали распространяться ознакомительные школы, которые с течением времени превратятся, с одной стороны, в мощные просветительские центры бахаи, а с другой стороны, создадут питательную почву для пополнения, укрепления и совершенствования просветительского отряда общины? Какая еще община дала плеяду зачинателей, сочетающих в себе такие важные качества, как смелость, святость, упорство, самоотречение и безупречная преданность, подвигнувшие их на то, чтобы оставить дом, отказаться от всего, разойтись по свету, вздымая в самых отдаленных его уголках всепобеждающее знамя Бахаулла? Кто еще, кроме членов этой общины, завоевал вечную славу, первым бросив клич "Йа Баха-Уль-Абха" в таких исключительно важных и рассеянных по свету центрах и землях, как столицы Британской и Французской Империй, Германия, Дальний Восток, Балканские страны, Скандинавия, Латинская Америка, Океания, Южная Африка, Австралия и Новая Зеландия, а недавно и Балтийские государства? Кто еще, кроме этих зачинателей, проявил готовность к изнурительному труду, терпение и способность изыскать средства, необходимые для перевода и издания на целых сорока языках  своей священной литературы, распространение которой является необходимой предпосылкой для успешной организации просветительской кампании? Какая еще община может утверждать, что внесла решающий вклад во всемирные действия по закреплению на территории, непосредственно прилегающей  к ее святыням, равно как и в заблаговременное приобретение участков, где предстоит размещение  международных учреждений во всемирном центре веры бахаи? Какая еще община может претендовать на  вечную славу быть первой в деле разработки своей национальной и региональной  конституций, заложив тем самым основные принципы родственных хартий, предназначенных регулировать деятельность, формулировать функции и обеспечивать права своих органов? Какая еще община может похвастаться тем, что одновременно приобрела и юридически обезопасила основу своих наделов и средств в национальном масштабе, проторив тем самым путь к аналогичным действиям со стороны ее местных организаций? Какая еще община заслужила высшее отличие тем, что задолго до того, как другие общины-собратья предусмотрели такую возможность, она обзавелась необходимыми документами, гарантирующими признание как федеральными властями, так и органами штатов, своих Духовных Ассамблей и национальных наделов? И наконец, какая другая община получила привилегию и средства помогать нуждающимся, отстаивать дело угнетенных и столь решительно выступать в защиту зданий и органов бахаи в таких странах, как  Персия, Египет, Ирак, Россия, Германия, где в разные времена братьям по вере приходилось страдать от  преследований на религиозной и расовой почве?
     Такую славную, беспримерную репутацию служения на протяжении свыше двадцати лет, связанного с интересами и судьбами этого огромного отряда всемирной общины бахаи, можно заслуженно назвать незабвенной главой истории этапа Становления Веры бахаи. Подкрепляемая и обогащаемая памятью о прежних достижениях американских бахаи, эта репутация сама по себе является убедительным доказательством их способности должным образом нести бремя любой ответственности, которую может выдвинуть будущее. Просто невозможно недооценить это весстороннее служение. Точно охарактеризовать его значимость и подробно описать его достоиноства и  прямые последствия под силу лишь будущему историку бахаи. Я же пока что могу лишь засвидетельствовать свое глубокое убеждение, что община, способная на такие деяния, проявляющая такой дух, достигающая таких высот, безусловно уже обладает способностями, которые дадут ей возможность с течением времени  доказать свое право называться главным создателем и защитником Миропорядка Бахаулла.
     Как ни  блестяща эта репутация, напоминающая в некоторых отношениях подвижничество тех, чьи деяния на заре Героического Этапа провозгласили  рождение самой Веры, задачи, связанные с именем этой привилегированной общины, не только не достигли своего апогея, но лишь начинают вырисовываться. То, чего достигла американская паства в течение почти пятидесяти лет, бесконечно мало по сравнению с колоссальностью стоящих перед ними задач. Отголоски того катастрофического переворота, который должен возвестить одновременно и о предсмерных судорогах старого порядка,  и о родовых схватках нового, говорят как о его неуклонном приближении, так и о внушающем трепет  величии этих задач.
 

Found a typo? Please select it and press Ctrl + Enter.