Литература

Adabiyot

13 Тюремное заключение Абдул - Баха

Авеню Камоэнса, 4

Среда, 25 октября

Яочень сожалею о том, что вам пришлось ждать меня сегодня утром. Даже теперь, во время своего короткого пребывания здесь, я должен много трудиться ради Дела Любви Бога.

     Вы не будете сердиться на меня за то, что я заставил вас немного подождать. Долгие годы в тюрьме я ждал часа, когда смогу увидеть вас.

     Но самое главное, слава Богу, что сердца наши всегда бьются в унисон и в едином помысле устремлены к Любви Божией. Разве не связаны наши сердца, души и мысли нерушимыми узами, возникшими под действием Благодати Царствия Божиего? Не направлены ли наши молитвы на то, чтобы согласие воцарилось среди людей? Не это ли нас объединяет?

     Вчера вечером, возвратившись от господина Дрейфуса и чувствуя себя очень усталым, я долго не мог уснуть. Я лежал и думал.

     Я говорил себе: «О мой Боже! Вот я здесь, в Париже. Что такое Париж? И кто я?» Я никогда не мечтал о том, чтобы приехать сюда из темноты своей тюрьмы, хотя и не верил в силу приговора.

     Когда я узнал, что Абдул-Хамид приговорил меня к пожизненному заключению, то подумал: «Это невозможно. Я не буду вечным узником. Если бы Абдул-Хамид был бессмертным, этот приговор мог бы быть исполнен. Несомненно, однажды я обрету свободу. Мое тело может быть какое-то время в заточении, но Абдул-Хамид не имеет никакой власти над моим духом — дух останется свободным, ибо никто не может лишить его свободы».

     Освободившись из заключения благодаря Божественной Силе, я встретил здесь друзей Бога, и я благодарен Богу.

     Давайте вместе вершить Дело Бога, за которое я подвергался преследованиям.

     Какое счастье, что здесь мы можем свободно встречаться! Какая радость при мысли о том, что Бог дал нам возможность вместе трудиться во имя пришествия Царствия Божиего!

     Рады ли вы видеть у себя гостя, который обрел свободу и теперь передает вам это славное Послание? Того, кто и думать не мог о подобной встрече! А теперь Милостью Божией, Его чудесной Силой я, приговоренный к вечному заключению в далеком городе на Востоке, теперь здесь, в Париже, и говорю с вами!

     Отныне мы всегда будем вместе сердцем, душой и духом и станем упорно трудиться до тех пор, пока все человечество не объединится под шатром Царствия и не воспоет песни мира.

Found a typo? Please select it and press Ctrl + Enter.